Вверх страницы

Вниз страницы




Пост недели








ПАРТНЕРЫ



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




НОВОСТИ
Друзья, игроки и все-все-все! Поздравляем всех с прибытием в Мир Моджо! Спасение себя и своих друзей идет полным ходом. Стань Последним Героем!


В ИГРЕ (локации):

дата: 25 августа
время: 10:00 - 13:00
погода: Светит яркое солнце, дует теплый ветерок, температура +25. На небе редкие высокие облака


АДМИНИСТРАТОРЫ








МОДЕРАТОРЫ














ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

Добро пожаловать на ролевую игру по миру Марвел!


Регистрация игроков открывается только по договоренности с АМС. Пишите в гостевую - все обсуждаемо.


11.01.2016. Мы все еще живы, на зависть всем врагам! Мы существуем уже 3 года и 5 месяцев. Мы готовы спасать мир снова и снова. Мы не боимся сложностей.



За основу берется каноническая вселенная 616, из которой в мир Моджо и попадают основные герои.


На нашем форуме Вам представиться возможность попробовать себя в различных шоу-программах, шутливых и не очень, попытаться победить и выжить, а также найти дорогу домой.







НАВИГАЦИЯ

Последний герой

Объявление






















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний герой » Гвозди сезона » Последний Герой. Выпуск #44: Roll the dice


Последний Герой. Выпуск #44: Roll the dice

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://www.zntorrent.ru/img/bigprog/2d418ecf382f7d7c8aa91d77e4f89508.png

Время и дата: 18 августа, 10:00 утра
Участники: Хоукай, Найткроулер, Пеппер, Домино
Цель: Герои попадают в неизвестный дом, где случайно обнаруживают настольную игру со странным названием «Джуманджи». Не зная о ее сверхъестественных свойствах, они начинают играть, но очень скоро осознают всю опасность, нависшую над ними.
Способности:Курт лишен телепортации, удача Домино работает эпизодично или не работает вообще.
Мастеринг: По требованию.

0

2

Широко зевая, Клинт выполз из кровати. Наощупь нашарил штаны и, по пути натягивая оные на заплетающиеся ноги, двинулся к ванной.
В домике было тихо - и неудивительно. К этому времени все вымотались от бесконечной гонки на выживание, конца и края которой не было видно. Лучник старался не терять позитивного настроя, хотя это и казалось очень сложным.
Заспанно жмурясь и почти не разбирая дороги, он вскинул ладонь, проверяя местность перед собой, чтобы не наткнуться на что. За время пребывания в плену у безумного шоумена, мужчина уже успел выучить свою комнату вдоль и поперек, поэтому даже не смотрел, куда двигается - слева стул, окно, небольшой стол, справа вытянулась кровать и узкий шкаф у стены, три шага влево, два шага вправо, а если по прямой - то целых четыре! после чего упрешься в дверь.
Клинт все шарил рукой, уже почти ощущая кончиками пальцев ручку на двери - она ведь должна была быть здесь! - а после споткнулся и кубарем покатился вниз по лестнице. Лестнице, мать твою, откуда здесь вообще лестница?!

Лестница была длинной. И крутой.
В процессе кувыркания лучник мигом проснулся и, заработав пару синяков и шишек, замер внизу, тяжело загнанно дыша. Он сгруппировался, конечно, и почти не ушибся, но осознание переноса в очередное шоу напугало его. Он ведь еще даже не умылся! Не позавтракал! Моджо, ты бездушная скотина.
С трудом поднимаясь на ноги, Клинт потер ушибленный лоб и торопливо осмотрелся. Он оказался в просторном особняке, а сверзился с лестницы, ведущей куда-то ко второму этажу. Вокруг было тихо и почти пустынно, мебель и вещи в наличии ничего ему не подсказали ни о правилах нового испытания, ни о местных обитателях, если таковые вообще здесь водились.
"Надо что-то делать," - родилась с мозгу гениальная мысль. И то верно, не стоять же теперь здесь колом.
Зябко поведя плечами, мужчина растер слипающиеся глаза (хотя ему и не хотелось больше спать после встряски) и поискал взглядом что-то из одежды. Пробегать все приключение в одних штанах его не грело. Смеха ради - лук висел за спиной; Клинт не был параноиком, но жизнь в моджоляндии приучила его к одному простому правилу: тебя могут выловить в любой момент и кинуть в самый эпицентр, хоть ты ел, спал, мылся в душевой или восседал на фаянсовом изделии. Поэтому он спал, ел и купался исключительно вооруженным; лучше не успеть надеть штаны, чем остаться один на один с очередной безумным монстром шоумена с голыми руками.

Придерживая лук за древко, выдавая напряженность и боеготовность, лучник перебежками двинулся по периметру помещения. Заглядывал в шкафы, сдвигал ногой преграды в виде стульев или невысоких столешниц, чтобы не сбиваться с прямой.
А потом плюнул на осторожность и громко позвал:
- Эй! Есть здесь кто?
Ну а что? Одежды на первом этаже не было, играть в шпиона Клинту быстро надоело.
- Я вооружен, если что! И не промахиваюсь! Поэтому выходите по одному и с поднятыми руками!
Ему надоело каждый раз в очередном шоу удивляться или попадать в ловушку. На этот раз он сделает ход первым. Сняв лук с плеча, он натянул тетиву, целясь в сторону лестницы и чуть выше - ко второму этажу. Первый он успел обойти, значит, вся загвоздка во втором. Интересно, прячется ли там кто-нибудь или ему уже пора серьезно лечить нервы?

Отредактировано Hawkeye (2014-06-06 17:16:20)

+6

3

В десять часов Курт был уже на ногах. С первых дней в мире Моджо он спал не больше трех-четырех часов в сутки, а иной раз и реже. Из-за этого он теперь постоянно был немного на взводе, но выспаться при всем желании не получалось. Сон просто не шел, и валяться в постели, поджидая его, у Курта не было настроения.
В последнее время он дергался тем сильнее, чем дольше его не забирали ни в какие шоу. Нет, он не вошел во вкус, и играть роль марионетки в очередной пьесе по-прежнему не желал, однако постоянное ожидание становилось едва ли не более невыносимым. Ведь это могло случиться в любой момент. В том, чтобы ходить и накручивать себя, тоже не было ничего хорошего.
Курт взглянул на часы и вновь насторожился. Стрелки приближались к десяти. Стоило ли говорить, что на рубеже нового часа была самая высокая вероятность куда-нибудь загреметь. Проигнорируют ли его и в этот раз или... или... нет?
Несмотря на то, что он ждал чего-то подобного, сильнейшее головокружение все равно захватило его врасплох. Курт почувствовал, как куда-то проваливается, и попытался ухватиться за крышу, на которой сидел - однако крышу в буквальном смысле выдернули из-под него. Пальцы хватанули пустоту, и он кувырком полетел в неизвестность. В следующую секунду вокруг резко стало темно и тесно. Он все-таки загремел - во что-то мягкое и, судя по ощущениям - тряпичное, а по голове тут же приложило каким-то тупым и твердым предметом. Телепортист отчаянно забарахтался в ворохе каких-то тряпок, пытаясь понять, куда же это он попал. Больше всего это походило на шкаф. Должно быть, это он и был. Места не было даже толком развернуться. Курт попытался опереться локтем на одну из стенок, которая оказалась не стенкой, а дверцей и без всякого сопротивления распахнулась, выплюнув его в незнакомую комнату. Поспешно вскочив на ноги, Курт стряхнул с головы фрагмент женского нижнего белья и с некоторым трудом отбился от поймавшей его за ногу вешалки, за которой волочилась длинная розовая ночнушка. Наверное, именно она и свалилась ему на голову при перемещении в шкаф.
По правде говоря, он даже почувствовал нечто сродни облегчению. Раз он все-таки попал в очередное шоу, изнуряющее ожидание наконец-то закончилось. Но это также означало, что теперь придется готовиться к новым испытаниям, которые вот-вот свалятся ему на голову. И, судя по отсутствию закадровых комментариев, догадываться о правилах игры опять придется самостоятельно.
На первый взгляд комната, вмещавшая в себя шкаф, казалась самой обычной. На второй - тоже. Обычная спальня, обычная мебель, обычные занавески на окнах. Обстановка не таила в себе ничего угрожающего, а единственным, кто мог бы сойти здесь за монстра из-под кровати (или, в данном случае, из шкафа), был сам Курт.
Не обнаружив в комнате ничего заслуживающего внимания, равно как ничего, что могло бы подсказать, что он должен здесь сделать, мутант толкнул дверь и вышел в коридор. Здесь было еще несколько дверей, а впереди виднелась лестница. Курт прислушался, но на площадке было тихо. А вот на первом этаже явно кто-то был. До уха ясно доносились приглушенные шаги и скрежет двигаемой мебели. Первой мыслью было тихонько подобраться к лестнице и посмотреть, кто там хозяйничает и стоит ли сразу раскрывать этому кому-то свое присутствие - однако на третьем шаге одна из половиц под ногой предательски скрипнула, и почти в тот же момент раздался предупреждающий выкрик. Голос был удивительно знакомым, и Курт сразу расслабился. Всего лишь Хоукай.
- Не стреляй! - подал он голос прежде, чем выйти. Мало ли, у лучника рука дрогнет. Все они были тут малость на нервах. - Это я, Найткроулер.
На лестницу он выдвинулся с демонстративно поднятыми руками, затем, убедившись, что Клинт его узнал, помахал одними ладонями и попытался телепортироваться на первый этаж. Однако... остался стоять на месте.
"Окей, вот и первый плохой знак". Без телепортации Курт немедленно почувствовал себя неуютно. Определенно его лишили основной способности не просто так. Это сильно ограничит их в маневрах. Но вот с какой целью?..
Однако - делать нечего - пришлось спускаться по лестнице обычным способом. За это время Курт успел разглядеть Клинта во всей красе. Тот был в одних штанах, зато с луком. Курт в очередной раз мельком задумался, почему в одни шоу они попадают в полном обмундировании, а в другие - кто в чем был. В чем веселье? Из-за этого многие предпочитали спать одетыми, принимать душ не дольше пяти минут и все самое нужно таскать с собой или на себе, как восточные женщины. Если таким образом Моджо давал им понять, чтобы они не расслаблялись, то... никто и так не расслаблялся!
С Клинтом Курт в шоу до сих пор не сталкивался, но судьба несколько раз сводила их вместе на разных миссиях, и их можно было считать сработавшейся командой. Поэтому сейчас он был рад его компании. Несмотря на кажущуюся беспечность, Клинт был надежным товарищем, и Курт доверял ему полностью.
- Могу предположить, что ты тоже не понимаешь, что мы должны здесь сделать, - вместо приветствия сказал он. - Мне пока что удалось выяснить две вещи: первое - я не могу здесь телепортироваться, и второе... - он еще раз сочувственно оглядел лучника. - На втором этаже есть одежда. А еще мне интересно, мы здесь вдвоем или будет еще кто-то?
Стоило немного подождать: не исключено, что к ним подтянется кто-нибудь еще, и, возможно, тогда им так или иначе дадут понять, что от них требуется.

Отредактировано Nightcrawler (2014-06-09 22:54:14)

+8

4

Спать на кресле оказалось чертовски неудобно, но пересилить себя и отправиться в комнату Пеппер не могла. Как сидела вечером в гостиной, там так и осталась, молчаливая и напряженная. Впрочем, после того, в каких шоу ее заставили поучаствовать, ждать что-то другое от нее было по меньшей мере странно. Ей хотелось побыть одной. И ей до жути хотелось небольшой передышки.
Пеппер еще никогда не выдергивали в шоу во время сна, а потому ей казалось, что это та самая небольшая безопасность, когда можно не волноваться о том, что снова будешь светиться в совершенно сумасшедших задумках. Она спала почти спокойно, когда умудрялась заснуть. Но у Моджо, как и всегда, были свои планы на все и каждого.
Пытаясь устроиться поудобнее и накрыться сползающим пледом, Поттс неожиданно осознала, что падает. Широкое кресло как-то мигом стало меньше, и она с закономерным "ой" грохнулась на деревянный пол. Впору было пенать на собственную неуклюжесть, и первые пару мгновений девушка даже не поняла, что в очередной раз оказалась где-то... и зачем-то. Оглядывая сонным взглядом помещение, Поттс лениво зевнула, но в следующее мгновение проснулась, будто и не спала. Это не было гостиной седьмого домика! Это вообще не было гостиной! Хватаясь за что-то, чтобы подняться, Пеппер с грохотом обрушила на пол какой-то дряхлый столик, с которого покатились запыленные вещи - сломанная шкатулка, и так уже разбитая рамка, совершенно черный от плесени стакан и явно порванные до нее бусы. Все это какафонией скатилось на пол, разбилось, попыталось сыграть какую-то мелодию, и только через несколько секунд затихло. Чертыхнувшись себе под нос, девушка поспешила к ближайшему углу, прижимаясь плечами к стене. Обезопасить спину, осмотреться, понять - есть ли опасность. Сердце бешено колотилось где-то в горле, мешая дышать. Она никогда не была паникершей, всегда умела держать себя в руках, но после того, ЧТО ее заставляли делать в шоу, она не могла просто отряхнуться от пыли и с улыбкой вступить в свет софитов. Фигурально выражаясь.
Комната была совершенно пуста, если не брать в расчет старой мебели, явно заброшенных вещей и паутины. Так обычно выглядит чердак проклятого дома в фильмах ужасов.
- Нет, нет, нет... - мучительно простонав, Пеппер с силой потерла лицо. Она сейчас не готова снова к зомби или каким-то чудовищам. Не в домашних шортах и майке, босиком и совершенно безоружная. Впрочем, все это станет вскоре вполне привычным антуражем ее появлений в шоу. Что она могла захватить с собой, кроме самой себя и своего страха? Только если отсутствие каких либо способностей, кроме математических и деловых. Но вряд ли они сейчас ей помогут.
Впрочем, нападать на нее ничто не спешило, на чердаке повисла полная тишина, и Пеппер порадовалась хотя бы тому, что нет антуражных часов, которые бы отсчитывали секунды, а после громким боем отзвенели двенадцать раз, заставляя ее подпрыгнуть. Хотя нет, она определенно поторопилась, когда подумала, что ей дадут возможность хотя бы выбраться с чердака без всяких сюрпризов.
Она все же подскочила, но от боя... барабанов? Стараясь сравняться со стеной, девушка обвела уже более осмысленным взглядом комнату еще раз. Ничего не сдвинулось, она ничего не трогала, но из противоположного угла явственно слышался звук приглушенных барабанов. Ее подманивали? Она должна была разобраться, что к чему? Моджо не вещал откуда-то сверху, что означало только одно - думайте сами, мисс Поттс. Будь ее воля, она бы стояла в своем углу до последнего, но она прекрасно уяснила - если не играешь по чужим правилам, останешься запертой навсегда. Чтобы выйти, чтобы закончить очередное шоу - нужно двигаться, действовать, плясать под чужую дудку, как бы противно это не звучало.
Сглотнув, Пеппер глубоко вдохнула и выдохнула. Она не может стоять здесь и дальше, так ничего не выйдет. Ей необходимо сделать самое сложное - первый шаг. Она неуверенно ступает по пыльному полу, поджимает губы, но упрямо делает еще один шажок. Чем ближе она подходит, тем быстрее становится ритм ломаной мелодии, тем громче становится звук. На удивление, он почти не пугает, наоборот, даже манит, вызывает опасное любопытство. Скорее всего, это воздействие Моджно, но какая разница? Он все равно заставит их делать то, что пожелает. И Пеппер усаживается на колени рядом с каким-то сундуком, без труда распахивает его и роется в старой потрепанной одежде. Когда пальцы касаются чего-то прохладного и деревянного, звук резко обырвается, и вновь повисшая тишина давит на голову. Лучше бы оно продолжало играть...
Упрямо насупившись, Пеппер вынимает на свет божий какую-то коробку, напоминающую очень дорогую настольную игру. Внимательно изучает надпись, скользит взглядом по рисункам, но не решается открыть. Она здесь совершенно одна. Это и хорошо - никто больше не пострадает. И чертовски страшно - она просто не справится в одиночестве. Ей нужно сначала попробовать хотя бы выйти отсюда, а если не получится, то тогда и только тогда она согласится открыть эту чертовски странную коробку!
Откладывая с колен найденную вещь, Пеппер успевает подняться и сделать несколько шагов к двери, когда ее снова настигает бой барабанов. Она испуганно останавливается и поворачивается. Это играет оно, никаких сомнений. Один шаг спиной к двери, и звук усиливается. Еще один - заволакивает всю комнату, грозя превратиться в настоящую канонаду, если она сдвинется хоть на дюйм. И Пеппер замирает, обхватывая свои поддрагивающие плечи. Она боится, что если попытается уйти, то может случиться что-то страшное. Впрочем, это же самое может случиться, если она все же начнет разбираться с этой странной штуковиной. Пеппер дает себе пару мгновений, перевести дыхание.
"Если бы только здесь был Клинт...", - мысль странная, неожиданная даже для нее. Но Пеппер это успокаивает. Потому что она знает, агент бы не сомневался. И сделал все, чтобы выбраться из очередного шоу. И она должна. Потому что точно не собирается больше умирать.

+7

5

Нет, серьезно? В трусах и в берцах?
Домино презрительно фыркнула, выражая свое отношение не то к совсем не оригинальным шуткам Моджо, не то к своим язвительным мыслям. Конечно, сумасшедшему шоумену было абсолютно до фонаря, как, в чем и в какое время, появлялись в эфире его участники. Главное, чтобы они были на высоте и показали все, на что способны. The Show Must Go On, мать его.
Сукин ты сын!
Еще пять минут назад она сидела на кровати, разбирая и начищая свою любимую беретту, слушая, как в душе плещется Уэйд и поет очередную идиотсткую песенку, периодически забрасывая вопросами и совершенно не парясь по поводу того, что Мари ему не отвечает. Пул-FM вещало в любом случае, как при наличии слушателей, так и без оных. Поэтому женщина ни капельки не заботилась о его тонкой душевной организации и молчала, продолжая заниматься делом, лишь тихонько выстукивая каблуком армейских ботинок нехитрую маршевую мелодию. Она почти никогда не разувалась. За редким исключением, когда принимала ванну и то практически на бегу, на лету. Это Уилсон мог оказаться на шоу в чем мать родила, и не был бы огорчен совершенно. Разве что, скорее всего, затребовал маракасы и сомбреро, чтобы сплясать на потеху публике. А Домино терпеть не могла ходить босиком. Тем более по незнакомой местности. Она могла остаться без брони, без оружия, но только не без своих военных берец.
Поэтому, когда кровать под задницей начала расплываться в неясную полумглу, Джесс лишь отщелкнула затвор готовой к бою беретты и успела стянуть со стола ремень с дополнительными магазинами для пистолета.
- Милый, буду поздно и, возможно, мертвой, - в последний момент смогла она еще крикнуть в сторону, откуда слышался плеск и невнятное мычание, и окончательно провалилась в шоу.
Приземлившись, как кошка, бесшумно и легко, Домино поправила съехавшую с плеча лямку майки и проверила отворот правого ботинка. Нож был на месте. Уже плюс. Застегнув пояс с патронами на бедрах, осторожно двинулась вдоль стены, держа наготове оружие.
Дом казался совершенно пустынным и заброшенным. Отовсюду, со стен и с потолка, свисали, словно ободранная кожа, остатки обоев и штукатурки. Пахло плесенью и сыростью. Пару раз, попытавшись чихнуть, Мари сдерживалась, а затем щелкнула себя пальцами по носу, притупляя свербящее чувство внутри. Только так еще не хватало возвестить о себе во всеуслышание.
Но, похоже, ее опередили, потому что среди пустых комнат эхом отражаясь от стен, пронесся окрик, а затем послышались голоса.
Противники или свои?
Мелькнуло в голове, и Джесс поспешила на шум, раздающийся в холле. Она все еще скрывалась, бесшумно крадясь вдоль стен, не уверенная в том кого может там встретить. Получить пулю в лоб или еще чего похуже на первых же минутах разыгравшейся драмы не хотелось. Резко шагнув из-за поворота и наставляя дуло пистолета стоящему спиной мужчине, скользнула взглядом в сторону лестницы и тут же опустила ствол.
- Хей, балаболки мои сердешные, вы так шумите, что будь тут кто-нибудь жаждущий вашей крови, вы трупиками давно остывали, - она кивнула сначала повернувшемуся Клинту, а затем подмигнула Курту. Со вторым они в дружеских отношениях не ходили, но Домино прекрасно знала какой он боец, и за свою спину не беспокоилась. В Бартоне она так и вовсе была целиком и полностью уверена. Бабушку бы свою доверила, как пить дать. Правда, кто при этом быстрее бы рехнулся, вопрос.
- Клинт, что по периметру? Есть какие-нибудь загвоздки или вероятность того, что могут возникнуть проблемы? - Джесс обратилась к лучнику, так как знала - если он тут появился раньше, уже должен был все, или почти все, разведать, - Что наверху? И какие вообще есть у вас догадки, мальчики?
Она не собиралась тут топтаться до бесконечности, выжидая, когда же все неприятности нахлынут на них разом. Уж лучше самим их откопать. Меньше мучений и трат нервов.
Домино припасла еще парочку вопросов, но задать их так и не успела. Предупредительно вскинув руку вверх, призывая мужчин к молчанию, женщина замерла, полностью обращаясь в слух.
Померещилось? Э, нет... здесь такое не прокатит.
Но кругом стояла тишина, прерываемая лишь их собственным дыханием. Только Мари собралась расслабиться, как ухо снова зацепилось за что-то неестественное, едва различимое.
- Наверху что-то есть. Мне это не нравится, - нахмурившись, сообщила она своим компаньонам.

Отредактировано Domino (2014-11-02 14:09:04)

+7

6

На втором этаже точно кто-то был, интуиция его не подвела. Половица под чьей-то ногой скрипнула слишком явственно, чтобы обманываться неведением.
Крепче сжимая в пальцах древко лука, Клинт сильнее оттянул тетиву, прислушиваясь к шебуршениям. Кто-то приближался.. Еще. Еще ближе. Сейчас!
- Не стреляй! Это я, Найткроулер.
Задерживая дыхание, лучник прищурился, рассматривая появившуюся на лестнице фигуру Икс-мена.
И правда. Найткроулер. Даже руки поднял, какой молодчина.
- Повезло тебе, что у меня нервы крепкие, - ворчливо пробурчал себе под нос, опуская лук. А ведь чуть не выстрелил! Нанизать на стрелу проверенного напарника не хотелось, но в этом перевернутом мире нельзя было верить даже знакомым лицам. Впрочем, Клинт не параноил заранее, пристрелить любого из попутчиков он всегда успеет.
- Рад, что я не один, - окончательно опуская оружие и шагая ближе, крепко пожал трехпалую лапу. Он действительно был рад, потому что с Куртом они прошли не одну заварушку, чтобы быть достаточно уверенным в прикрытии.
Выслушивая нерадостную новость о телепортации, Клинт качнул головой. Плохо. Но они справятся. Справлялись до, справятся и сейчас. В конце концов, ему удавалось выживать и вовсе без способностей, так что у Курта получится и подавно.
- Не имею ни малейшего понятия, во что нас опять втянуло, - кивнул его словам, размышляя над тем, зачем их запихнули в этот дом. Почему не выдали инструкций? Что все это значит? Вздохнув, повел нагими плечами и пренебрежительно фыркнул: - Брось, мне так даже удобнее, ничего не стесняет движений и все девочки мои.
Конечно же, он неловко ощущал себя без рубашки, но ныть на эту тему не собирался. К тому же, Икс-мен принес благую весть о наличии одежды на втором этаже, стоило воспользоваться моментом. Стоять здесь и выжидать оставшихся игроков лучнику не хотелось, они тут словно две мишени; а вдруг это очередное шоу на выживание?
- Нам лучше найти укрытие. Особенно если мы не вдвоем здесь..., - поделился последней умной мыслью и явно собирался сказать что-то еще, но тут же резко обернулся и вскинул лук на чужой голос.
К слову, о девочках.
- Хей, балаболки мои сердешные, вы так шумите.
Вдох. Выдох.
- Джес, - Клинт кивнул.
Если так продолжится, на третий раз рука может дрогнуть. Но девушке повезло, у него все еще не вспотели ладони. Впрочем, ей всегда везло.
- Никогда больше так не подкрадывайся, - мимоходом отчитал давнюю знакомую, а после без переходов коротко отстрелял по делу: - Дом заброшен, первый этаж необитаем, второй проверил Найткроулер - кроме одежды ничего. Предположительно, здесь раньше кто-то жил, есть даже детская мебель (я видел низкий крошечный столик), но в остальном никакой информации о домовладельцах. Направление шоу не ясно. Задачу не объявляли. Из участников пока только мы трое.
Быстрый взгляд на Курта. Не время для недомолвок, они все тут повязаны.
- Его способность перемещения отрезана. Как с твоей удачей? У меня только лук со стрелами.
Ну вот, теперь все в курсе дела. Осталось подсчитать аммуницию и оценить урон "отрезанных бонусов" у мутантов, чтобы составить дельный план действий.
"Все не так плохо. Совсем не плохо."
Что ж, пока ему определенно нравился расклад. Вагнер и Костелло - это почти комбо. С обоими лучник неоднократно имел дело, можно считать их сработанной командой. Да они вынесут любую преграду на раз-два-т..
..затихая даже в мыслях, мужчина по-военному четко отреагировал на жест Домино. Тихо! Внимание! Клинт всем телом обратился в слух - и тут же поднял взгляд наверх. В доме был кто-то еще.
- Наверху что-то есть. Мне это не нравится.
- Можешь остаться здесь, если боишься, - снисходительно хлопнул пятнистую по плечу и первым выдвинулся к лестнице. Конечно, он знал, что та ни за что в жизни не останется и уж тем более не испугается. Проверенная команда - это все же хорошо, наверняка им даже говорить не нужно, чтобы понять друг друга. Проверяя теорию, обернулся на Курта, кивнув ему - прикрывай. Быстрый взгляд на Джес - она знает, что делать.

Первым быстро и бесшумно скользя по ступеням вверх, держа лук перед собой, Клинт нашел глазами узкую лесенку к чердаку. Звук точно шел оттуда. Впрочем, недавний легкий шум чего-то оброненного сменился глубоким, насыщенным стуком.
"Что это?"
- Барабаны? - одними губами спросил через плечо. Ребята тоже это слышали или у него одного галлюцинации?
Если их хотели застать врасплох, то очень глупо было бить в барабаны. Нужно быть или глухим, или тупым, чтобы не понять, что это ловушка.
Вскинув ладонь, Клинт вытянул два пальца вверх, а потом покрутил ладонью. Ткнул в себя большим пальцем, а после вперед. Он пойдет первым, просто потому что он боец дальнего плана, он снимет любую опасность издалека. Нельзя забывать о тылах, Домино отстреляется от чего угодно и даст время остальным уйти. А Курт.. пока это лишняя пара глаз для обоих направлений.
Знак ладонью. Внимание, боевая готовность.
Ногой выбивая хлипкую дверь, Клинт первым ворвался в захламленное помещение чердака. Кто придумал хранить в таких местах всю эту всячину? Стараясь ни обо что не запнуться, почти сразу нашел цель и прицелился в чужую спину.
- Руки! - словно боец спецназа орет; главное, застать оппонента врасплох, и тогда преимущество на твоей стороне. - Руки, мать твою, руки! Подними! Я должен их видеть!
Незнакомка отступает спиной к двери, лица не видно, хотя лучника и терзает ощущение дежа вю. Но лучше перестраховаться. Кто знает, может, у них сразу джек-пот и это миловидное создание в сползающих шортах - местный рейд-босс, наделенный огромными способностями? И может убить силой мысли даже на расстоянии?
Пугаясь от надуманных картинок в своей голове, Хоукай с размаху кидается на чужие плечи. Стрелять в то, что выглядит безоружной женщиной, ему претит, поэтому он отважно прикрывает грудью напарников. Сбить с ног, прижать к полу, обезоружить и скрутить руки, только после разбираться, кто зачем и откуда.
- Лежать! - еще мгновений продолжает экзекуцию, успевает поймать тонкие запястья и выкрутить за спину, когда вдруг понимает, что облажался. Рывком переворачивая рыжую на спину, заглядывает в лицо. - Пеп? - господи боже, она же просто женщина без подготовки! Зачем, зачем Моджо это делает?
"За что ей это?"
Лук мешает, поэтому он просто выпускает его. Гораздо важнее обнять испуганную девушку, извиниться, погладить по волосам, прижать к себе - цела, невредима, не сильно напугана?
- Все хорошо.. Тебе больно? Прости, я не узнал тебя.
Всё его внимание сосредоточено на ней. Он может себе это позволить, потому что за его плечами двое проверенных бойцов, которые прикроют в случае чего. А Пеппер.. В груди болезненно сжимается, и мужчина неловко отстраняется. Какого хрена он творит? Дурак.

+6

7

Все-таки он правильно сделал, что не стал кидаться к лучнику с распростертыми объятиями. Точно бы получил стрелу промеж глаз. Побывав в нескольких шоу, все теперь ожидали худшего, поэтому даже при встрече со старыми друзьями стоило воздержаться от резких движений и громких криков.
- Но не прятаться же мне было от тебя все шоу, - все же заметил Курт. - Я ведь предупредил тебя, что это я.
Хорошо еще, что его сложно было с кем-то перепутать. Курт видел, как напряжен Клинт, и понимал, что сам, вероятно, выглядит точно также. Они старались держаться естественно, обменивались какими-то фразами, а взгляд то и дело настороженно рыскал по сторонам: точно ли ничего не проглядели, не сконденсируется ли прямо из воздуха какая-нибудь опасность? И все же Клинт еще находил в себе силы как-то шутить. Стоило отдать ему должное.
- Смотри не замерзни, - поддел его Курт, пытаясь поддержать шутку и подбодрить напарника. - Синий тебе не пойдет.
Он уже был готов согласиться с идеей насчет укрытия - торчать посреди комнаты ему и самому не слишком нравилось - как темная фигура, внезапно возникшая за спиной Хоукая, заставила их отложить на время все планы и переключиться в режим боевой готовности. Клинт немедленно развернулся, вскидывая лук, Курт же машинально качнулся к нему - привычное движение для телепортиста, чтобы схватить товарища и утащить в безопасное место. Рефлексы - страшная штука. Он тут же чуть поморщился, когда понял, что сделал, и когда увидел, что таинственный враг - никакой не враг, а их общая пятнистая знакомая. С Домино Курт никогда не сходился особенно близко - слишком разные у них были взгляды на жизнь; он не критиковал ее, но и не особенно одобрял. Однако уважал и знал, что она не подведет.
Пока что команда у них подбиралась неплохая. Главное, чтобы их не заставляли идти друг против друга. Ведь здесь случалось и такое. Правда, Курту до сих пор везло. Он надеялся, что повезет и теперь.
- Это шоу получилось бы слишком коротким, - хмыкнул он на своеобразное приветствие Домино, в глубине души понимая, что та была права. - Неинтересно.
Дальше он предоставил говорить Клинту. Очаровывать даму лучник не стал, а сразу перешел на военный тон и четко отрапортовал обстановку. Да, вопрос о способностях девушки Курта тоже интересовал. С одной стороны, ее удача им сейчас ох как пригодилась бы, с другой - как же ее проверить? Удача - не то, что можно увидеть или потрогать, о ее присутствии или отсутствии узнаешь только в тот момент, когда фишки уже поставлены на кон. И хорошо, если первая ставка окажется не слишком большой. Если бы у кого-нибудь из них была монетка, можно было бы ее подбросить, но - увы - монетки не было. По крайней мере, у Курта.
- Никаких догадок и никаких инструкций, - вставил он. - На первый взгляд - самый обычный дом.
Домино вдруг резко вскинула руку и к чему-то прислушалась. Курт тоже напряг слух и действительно услышал едва различимый стук - доносился он откуда-то сверху - судя по всему, с того этажа, на котором ни один из них еще не был. Конечно, разве могло быть иначе?
Пришлось подниматься по лестнице. Курт начинал ощущать себя некомфортно. Для него это было слишком долго. Он привык "срезать" короткие участки пути, и топать ногами всю дорогу казалось крайне занудным. Он мог бы в три секунды добраться до нужного этажа, посмотреть, что там есть, и удрать, ежели бы вдруг там обнаружилось что-то, опасное для жизни. Но на нет, как говорится, и суда нет, прикрывай тылы и не выпендривайся.
Чем выше они поднимались, тем громче становился таинственный звук, и теперь уже можно было идентифицировать его как...
- Барабаны?
Курт кивнул.
- Очень похоже.
"Словно призыв к войне", подумал он. Непрекращающийся "бум-бум-бум" начинал действовать на нервы.
Следуя за звуком, они оказались на чердаке. Здесь была всего одна дверь, и Клинт сделал им знак приготовиться. Когда они ворвались внутрь, грохот барабанов стал просто оглушающим, однако его источник с первого взгляда выявить не удалось. Армия барабанщиков на чердаке не пряталась. Среди завалов разного барахла взглядам товарищей предстала одинокая женщина в домашней, как и все они, одежде. Женщина стояла к ним спиной, однако в характерной рыжинке волос и во всем ее облике Курту почудилось нечто знакомое.
"Разве это не..."
- Клинт, - он попытался было остановить лучника - зачем он так кричит? - но не успел. Тот уже бросился на обитательницу чердака, ловко скручивая ей руки за спиной - чтобы в следующий момент узнать в ней Вирджинию Поттс или, как ее обычно все называли - Пеппер. В желудке немедленно зашевелилось что-то холодное и склизкое. Пеппер - обычная девушка, зачем, зачем ее из раза в раз подвергают этим испытаниям?
- Кажется, ты слегка перестарался, - произнес Курт, но довольно тихо. Вряд ли Клинт и сам рад, что напугал несчастную. Хотелось надеяться, что уж втроем-то они сумеют защитить ее от того, что бы там ни ждало их впереди. Нет. Должны.
А между тем, бдительность терять не следовало. Барабаны все продолжали надрываться. Пока Клинт извинялся и утешал девушку, Курт быстро огляделся. Весь чердак был завален какими-то коробками и просто накрытыми тряпьем вещами, однако звук раздавался совсем близко. Взгляд упал на большую, затейливо украшенную коробку, валявшуюся на полу недалеко от того места, где стояла Пеппер. Шагнув к ней, Курт осторожно взял коробку в руки. И едва только его пальцы коснулись ее, как барабаны тут же смолкли.
- Так это она, - Курт внимательно изучил находку. Название, в которое складывались желтые буквы: "Джуманджи", ни о чем ему не говорило. Отойдя в сторонку, Курт снова поставил коробку на пол и осторожно (а вдруг как рванет?!) подцепил крышку.
Не рвануло. Крышка легко раскрылась на две половинки, и взгляду иксмена предстало поделенное на клеточки поле.
- Это всего лишь настольная игра, - немного растерянно сообщил он.
Всего лишь? Бывает ли в мире Моджо хоть что-нибудь "всего лишь"?
Однако Курт, хоть убей, не мог придумать, чем может быть опасна настольная игра. То, что она окажется опасной, не подлежало сомнению - не просто же так она стучала. Нормальные игры так себя не ведут. И все же - ЧЕМ? Курт внимательно осмотрел матово-черный круглый выпуклый центр и даже поскреб его пальцем без какого-либо видимого результата, еще раз рассмотрел поле и с выражением прочитал надпись на обратной стороне крышки:
- "Джуманджи: игра для тех, кто ищет путь покинуть свой привычный мир. Бросайте кубик, чтобы передвинуть свою фигурку. Победит первый, кто дойдет до конца"... Я не понимаю, - затем добавил он, поднимая взгляд на остальных. - Здесь просто четыре пути из клеточек и все, даже никаких специальных полей с подвохами. Тут играть-то нечего.
Он открыл один из ящичков сбоку и вытащил на свет пару фигурок. Фигурки были больше похожи на затейливые резные статуэтки. В ладони у Курта оказались черный слон и белый носорог. Они были холодные и тяжелые. Перекатив их в руке, телепортист пожал плечами и собирался уже вернуть их обратно в ящичек, но стоило ему лишь чуть наклонить ладонь, как фигурки словно сами рванулись прочь и уверенно заняли свои позиции на доске. Курт нахмурился и попытался сдвинуть пальцем хотя бы одну. Однако фигурки стояли, как влитые, их не удалось пошевелить, даже крепко схватив и подергав. Курт заглянул в ящичек. В нем оставались еще две статуэтки. Они вели себя мирно и никуда не выпрыгивали.
- Очень странная игра, - заключил Найткроулер и отодвинулся подальше, давая другим рассмотреть ее. Он не был уверен, что ему хочется начинать в это играть. При всей кажущейся примитивности игрового поля, тяжелая коробка, эта надпись и загадочные фигурки внушали неясное беспокойство. Непонятно, чего было ждать от этой игры, а непонятное, как известно, пугает больше всего.

Отредактировано Nightcrawler (2014-06-22 20:45:51)

+9

8

Наверное, это даже как-то глупо стоять вот здесь и бояться. Это ее не первое шоу, это не первый "звездный час". Вряд ли ее действительно можно теперь удивить после зомби и того, что пришлось делать в декорациях Египта. Но, опыт действует как раз так, как и должен - наоборот заставляет бояться и остерегаться, напоминая о том, как не все гладко было в прошлый раз. И позапрошлый тоже. Да и вообще с первого дня здесь все как-то не задалось...
Пеппер понимает, что ей нужно идти, нужно двигаться, нужно начать игру, какие бы правила не вылезли в процессе. Моджо не будет долго терпеть, его зрители не хотят смотреть на девушку, что сидит на чердаке. И если она забьется в угол, все может кончится куда как хуже, чем могло бы. Она это понимает. И только это заставляет ее сделать еще несколько шагов по направлению к загадочной коробке, что тут же начала сбавлять обороты. Значит, все верно - ей нужна эта вещь, она должна понять для чего это, и только тогда будет шанс выбраться отсюда. Возможно, живой. А если очень повезет - то даже невредимой. Что вряд ли, если учитывать, что других участников в округе так и не объявилось.
Тряхнув головой, Пеппер опустила руки и решительно сжала кулаки. Она справится, она сильная, ее не испугаешь каким-то боем барабанов. Зато не нужно переживать за тех, кто рядом. Не нужно думать, как бы не мешаться под ногами и не оказаться обузой. А страх... Она дважды погибала в шоу, может, повезет проснуться и после третьего?..
Она решается. Но не успевает сделать и пары шагов, как дверь позади выносится с громким треском, и девушка испуганно замирает от мужского крика. Голос кажется знакомым, но он такой грубый и резкий, что Пеппер не узнает его. Она не вскидывает руки и не пытается бежать, она замирает и судорожно рыщет взглядом перед собой. Еще теплится надежда, что если она найдет, куда нырнуть и за что спрятаться, она еще может дать отпор! Но не проходит и пары секунд, как ее хватают за плечи, неаккуратно опрокидывая на грязный пол. Она терпит и не издает ни звука, только прикрывает глаза, понимая, что проиграла еще до того, как хотя бы попыталась начать. Но она не собирается доставлять противникам и зрителям удовольствия, показывая слабость и боль. Впрочем, мысль, конечно, хорошая, но не помогает, когда ей заламывают руки. Пеппер все же тихо стонет, опуская лицо и притыкаясь лбом в пол. Ощущения крайне неприятные, вот уж не думала, что когда либо будет вот так поймана, будто какая-то преступница. Жизнь и правда может преподносить сюрпризы...
Пеппер хочет посмотреть в лицо того, кто поймал ее. Она не имеет ни малейшего понятия для чего и что в этом шоу нужно делать, но она просто хочет увидеть. Может, хочет убедиться, что это не свои? Здесь, в искусственном мирке, для нее все перевернулось. Плохие больше не были плохими, а хорошие... не казались ей уже такими безгрешными. Наверное, даже сейчас, когда сердце колотится где-то у горла, ей бы хотелось удостовериться, что так называемые свои против таких же своих больше никогда и ни за что...
Ее рывком переворачивают на спину, и Пеппер цепляет взглядом знакомое лицо. Смотрит испуганно, удивленно и непонимающе одновременно. Ей кажется, что из нее выбили дух, тело стало словно ватным, а в голове - полная пустота. Ее словно отпустило, хотя меньше минуты назад казалось, что ее напряжение и испуг можно было почувствовать физически. Если бы кто-то был рядом. Но теперь... Теперь она не одна. Она радуется этой мысли, это действительно приносит облегчение, но она бы с удовольствием не встречалась здесь с Бартоном. Было бы лучше, если бы он оставался в безопасности. Он и так не вылезает из всех этих шоу, Моджо словно поставил себе целью проверить - насколько вынослив обычный человек с луком в руках. Но несмотря на противоречивые чувства, она невольно тянется к мужчине, обхватывает руками за шею и прижимается на несколько долгих мгновений, не обращая внимания на ноющую боль в запястьях.
- И все же быть мне обузой, - она шепчет еле слышно, не то улыбаясь, не то стараясь не расплакаться. Ее успокаивают сильные руки, бережные прикосновения и искреннее беспокойство в его глазах. Девушке впору шикнуть на саму себя, удивиться тому, что подсознательно ждала появления здесь не Тони, но...
- Нет, нет, все хорошо, - Пеппер тоже чуть отстраняется, заглядывает в синие глаза и старательно улыбается, потирая запястья. Хватка у лучника будь здоров, но она его не винит - он боялся угрозы для товарищей, так что лучше так, чем если бы на ее месте и правда оказался враг. - В такой темноте - неудивительно. Я рада, что ты здесь. То есть, нет, я не рада! Это ужасно и...
Пеппер понимает, что здесь ее умение говорить даже в стрессовой ситуации подводит, и решает, что промолчать - все же лучше, чем пытаться замять неловкость еще большей неловкостью.
- Прости, - она знает, что Клинт ее поймет, а потому ей не надо объясняться и дальше. Она благодарно кивает, опирается на его руку и поднимается на ноги, только сейчас обращая внимание на застывших на пороге людей. Более того, своих старых знакомых, невольно улыбаясь им. Надо же, здесь и правда свои! Остается только надеяться, что это не из разряда - "выживешь, когда других не останется", потому что в подобном она отказывается участвовать. И все равно, если ради этого придется снова погибать.
Кивая в знак приветствия оставшимся "счастливчикам", Пеппер настороженно следит за тем, как Курт приближается к злосчастной коробке. Ей боязно уже за него, и она невольно хватает за руку стоящего рядом лучника.
- Она валялась здесь, в углу комнаты. Но как только я захотела выйти, она принялась... издавать эти звуки, - поспешила объяснить Пеппер, хотя все и так наверняка было понятно. Наверное, это все же рефлекс - когда говоришь, не так остро переживаешь. Человеческая психология. Но это отнюдь не помешало ей внимательно выслушать Курта и с подозрением изучить содержимое коробки, которое на первый взгляд казалось безобидной игрой. Если бы не эти зловещие фигурки, что самостоятельно заняли свои посты. А вот вам и правила игры, издевательски забавные и совершенно непонятные. Играть в обычную игру? У Моджо открылся канал, кому за шестьдесят? Верилось в это слабо...
- Наверное, я никого не удивлю, когда скажу, что в это совершенно не хочется играть... - озвучила наверняка общие мысли девушка, неловко поведя плечами, словно от озноба. Что-то ей подсказывало, что им это все не понравится. Чертовски не понравится. Но разве у них есть выбор? Пока это единственное, что хоть как-то походило на задумку Моджо. Хотя, определенно, Пеппер бы предпочла "Монополию".
-... и что наше мнение все равно не считается. Четыре фигуры как бы намекают... - можно было и не заканчивать. Если в ближайшее время из-за углов не выскочат противники, дом не начнет уменьшаться, или не появятся новые участники - им придется самим искать себе приключений. И загадочная коробка точно будет первым пунктом на проверить.

Отредактировано Pepper Potts (2014-06-23 11:54:50)

+9

9

Дом заброшен. Периметр чист. По крайней мере, два этажа. Уже хорошо. На автомате отмечала для себя Мари, слушая старого знакомого. Хотя до сих пор было не понятно, какого рожна их сюда приволокли, да еще почти, что в чем мать родила. Домино критическим взглядом окинула лучника. Видимо не ей одной предстояло щеголять по шоу, демонстрируя свои прелести. Только если у женщины это была пятая точка и длинные ноги, то на Клинта пришлась верхняя часть обнаженки. Ей богу, хоть режь напополам и составляй сюрреалистичную картину.
Отмахнувшись от нелепых мыслей, залетных родом от пульей бестолковщины, покачала головой, услышав об отсутствии телепорта. Это была серьезная потеря, но и наталкивала на определенные мысли. Зачем отрезать способность мутанта, который может в одну секунду отправить группу людей в другое место? При этом избавив их от опасности. Понятно, что она здесь будет, просто обязана быть, какое шоу без треша, угара и содомии? Но вот что конкретно под этим скрывается? Джесс хмыкнула, не убирая далеко свою крошку. Беретта сияла блеском вычищенных масляных боков.
- Надеюсь, что моя удача при мне, да вот только не хочется что-то пускать себе пулю в лоб, чтобы проверить так ли оно, - темные губы скривились в недоброй ухмылке, - Скорее всего, если уж у Курта вырублена его палочка-выручалочка, есть доля вероятности, что и я перестала быть Золушкой.
Хотя и без своих способностей Мари все еще оставалась профессиональным бойцом, не уступавшим по уровню Бартону. Препирательства о том кто лучше забьет пулю, со стороны Клинта читай стрелу, в лоб своему противнику могли прекратиться лишь вот в таких условиях, когда приходилось взвешивать каждый шаг и продумывать на несколько ходов вперед, не зная, что уготовано за следующим поворотом.
- Можешь остаться здесь, если боишься, - обгоняя на несколько шагов, бросил лучник, за что получил пару иллюзорных томагавков в спину, но в этот раз Домино смолчала, внимательно следя за рукой мужчины. Взмах, пару четких движений пальцами в бок и на себя.
Лети, лети, соколик. Смотри в оба, и не промахивайся.
Улыбаясь про себя, подумала Мари, чуть отставая и прикрывая тылы, наполовину повернувшись корпусом так, чтобы открылся угол обзора на нижнюю часть дома и уже пройденные пролеты лестницы.
Барабаны били теперь очень отчетливо, она их прекрасно слышала. Гулкие удары отстукивали какие-то незнакомые, почти первобытные и завораживающие ритмы, при звуке которых сердце начинало сбиваться с привычного такта, подстраиваясь под неведомую мелодию.
- Та-да-там-там-тум. Та-да-там-дам-бум.
Чертовы мурашки по голым ляжкам и заднице, будь не ладны все эти шоу. Домино сейчас готова была надеть хоть подобие пальмового листа, только бы не сверкать труселями на всю Галактику с прилегающими к ней территориями.
Последний пролет и вся компания замирает перед дверью как вкопанная, дружно откликаясь на командный жест Клинта. За ней совершенно отчетливо слышится призывный бой, нарастая с каждой секундой, норовя своим гулом проломить черепную коробку и взорвать барабанные перепонки. 
Бартон вскидывает лук и по-армейски быстро, выбив ногой дверь, врывается в помещение. С яркой лестницы, в первый момент полумрак комнаты кажется практически непроницаемым, но даже в нем Джесс видит тонкий неуверенный силуэт, похожий на замершую призрачную птицу. Хоукай орет, так громко, что почти перекрывает шаманистую мелодию, грохающую из угла, бросается вперед и скручивает почти неподвижно стоящую женщину. Да, теперь Домино отчетливо видит, что это женщина, а в следующую секунду ее простреливает, словно молнией от головы до пяток.
- Клинт, мать твою, верни глаза с жопы на морду! - слишком поздно пятнистая узнает этот силуэт, хрупкие плечи и рыжие локоны. Бартон уже сшибает на пол Пеппер и скручивает ей руки. Мари не удерживается от жеста, и прикрывает лицо рукой, качая головой. Но, похоже, и сам юный пионэр понимает, что перестарался, играя в войну. Поднимая с пола генерального директора Старк Индастриз он успокаивающе покачивает ту в руках, пытаясь извиниться за произошедшее.
Тут бы можно и выдохнуть, но теперь на глупость нарывается Курт, юрким ужом ввинчиваясь в комнату и спеша на угрожающий звук барабанного боя.
- Не трогай ее, чтоб тебе поотсыхало, - почти стонет Домино, когда синий берет в руки большую коробку. Гул стихает, но от этого становится еще паршивей на душе. И вместо одной кошки там теперь скребутся с дюжину вурдалаков, - Всего лишь.
Фыркает Джесс, прекрасно понимая, что в мире Моджо это маловероятный факт, поэтому не спешит убирать с курка палец.
Послушно выслушав правила игры, чуть подается вперед, разглядывая затейливые фигурки, вырезанные, кажется, из кости.
- Говоришь играть нечего? - ей не нравится простота и отсутствие хоть каких-нибудь условных ограничений. В играх всегда должны быть правила, четкие параметры по которым можно следовать согласно выброшенным цифрам на кубиках. Но их нет, и соглашаясь с Пеппер, Домино кивает. Нужно играть, раз уж их привело к этой злополучной коробке. Взяв в руки оставшиеся фигурки: аллигатора и обезьяну, камень или это все-таки кость, приятно холодит в ладонь, Джесс легкой рукой выставляет их на начальные точки. Или ей так кажется, и животные-истуканы сами срываются с пальцев, будто их тянет магнитом?
- Кто хотел проверить мою удачу? - улыбается военная и сгребает в руки кубики, - Думаю, что это самый подходящий вариант.
Главное теперь не ждать, раз уж их ткнули носом. Мари совершенно не хотелось, чтобы кто-то насильно потащил ее мордой по камням, когда она сама могла распрекрасно шагать ножками.
Поэтому со своей легкой руки женщина выбросила два шестигранника, уверенная в том, что ей выпадут шестерки. Ей не хотелось сомневаться в своих силах. Им хватит и отсутствия куртовой телепортации, нельзя еще остаться и без удачи. Она просто не может остаться без нее. Не сейчас. Нет.
Четыре и два.
Джесс замерла, плотно сжав губы, так что сквозь темную краску проступила белизна.
И ни одной мысли в голове. И ни слова ругани и проклятий.
Лишь только завозился в своей клетке, оживая крокодил.

Отредактировано Domino (2014-07-02 10:54:09)

+7

10

- Кажется, ты слегка перестарался. - Клинт, мать твою, верни глаза с жопы на морду! - почти хором верещат за его плечом Найткроулер и Домино.
Спасибо тебе, синехвостый К.О.! Это действительно очевидно.
И тебе спасибо, пятнистая, за добрые слова.
Спасибо вам, друзья! Лучник метнул яростный взгляд на товарищей. Всегда знал, что вы поддержите и посочувствуете.
Рыжая тем временем что-то торопливо бормочет. Она совсем не злится, хотя Клинт очевидно слажал. Мужчина сидит рядом с ней на коленях и глупо улыбается, почти не слушая. Иногда кивает. Да-да, какая неприятность, что они во все это вляпались. И, да, он тоже рад, что они здесь вместе. Или не рад. Ах, неважно!
Подавая ладонь Пеппер и помогая ей подняться, лучник торопливо прибирает руки, стараясь отвлечься. Ему хочется поправить сбившуюся лямку ее майки, погладить по волосам, коснуться и ободрить. Но сейчас все это чуть более чем неуместно, поэтому ему приходится воздержаться.
Барабаны, к слову, уже заткнулись. Курт провел изыскательную работу вокруг и обнаружил ту коробку, что так отчаянно громыхала. Мститель следит за происходящим краем глаза, несмотря на сильный отвлекающий фактор в лице старковой помощницы, но тем не менее и ему удается сложить два и два - игрушка непростая, вся соль - в ней.
- Джуманджи, - задумчиво повторяет вслед за телепортером, что вслух зачитывал "инструкцию". - Ужасно нелепое название.
Клинт громко фырчит носом, раздувая ноздри, надеясь таким образом то ли разрядить напряженную обстановку, то ли устыдить Моджо. Что еще за хрень жирный слизняк придумал? Не-ин-те-рес-но!
"Мы не станем в это играть, - еще думает мужчина про себя, вдруг понимая, что реальность вокруг неумолимо набирает обороты. - Нас не заставить! Мы ведь не дети."
Говорят, Паук ощущает опасность за пару мгновений загодя. У Клинта проходится мороз по коже, когда Домино хватает кубики. Зачем? Зачем они все это делают?
"Не трогай!"
Она ведь сама секунду назад говорила то же самое Курту. А теперь.. Почему? Будто за руку кто тянет.
"А, нахрен, похоже Моджо не ошибся с выбором игроков."
И смех, и грех. Любопытный любопытным погоняет. Да и Клинт - не лучше, они с Пеппер уже стоят вплотную к разложенной игральной доске. Лучник сглатывает, с накатывающим раздражением глядя на выпавшие числа. Значит, и Джес тоже? Да Моджо издевается над ними!
"Что еще можно было у нас отобрать?" - не удерживаясь, он морщится, а после отвлекается:
- Смотрите! Там буквы, - склоняется ниже, хотя его зрение идеально и нет нужды щуриться в расплывчатые слова, что проступают, словно всплывающие из темного дна пузырики, на матовой черной поверхности центрального камня. Монитор? Черт знает. - "Во тьме ночной, при свете дня, вам не укрыться от меня.."1 - читает вслух, а после повторно морщится, возвращаясь к первоначальному раздражению; интерес пропадает, рифмованный стишок явно не сулит им ничего хорошего.
Фигурка, скрежеща, передвигается по полю. Какая-то магия или технический фокус?
Все замирает. Четверо "игроков" молчат. Они все ждут чего-то. Мститель держится изо всех сил, но кто-то должен спросить; у него язык без костей, поэтому все же распахивает рот:
- Эни айдиас, гайз? - нет, серьезно, им лучше побыстрее разобраться, что все это означает, прежде чем...
За окном резко темнеет. Клинт даже не обращал внимания на яркий свет в узком чердачном окошечке, пока солнечные лучи не померкли. Значит, в шоу день. А сейчас что-то этот день испортит.
- Беру свой вопрос назад, - ему уже действительно не интересно, что там с этой игрой. Его больше заботит то, что копошится за окном. А его зрение дает ему уникальную возможность понять первым, что на стеклом не просто тень, а нечто массивное и шевелящееся, оно роится там, шуршит, перемещается, приближаясь и приближаясь, пока неумолимо не встречается с хрупкой преградой, разрывая ее на блестящие осколки. - Пеп, за спину! - рявком командует и вскидывает лук.
Поначалу ему кажется, что на них надвигается нечто огромное и ужасное, но стоит "этому" ворваться внутрь, как он мгновенно осознает, что это не однородная масса. Маленькие пушистые тельца бьются друг о друга, роятся так близко, что кажутся одним существом. Но - нет, это лишь летучие мыши. Большие. Орущие. Летучие мыши. И их много, очень много.
"Я думал, эти твари не едят людей!" - впрочем, его познания в биологии и прочих естественных науках слишком слабы, чтобы реально разбираться в флоре и фауне выдуманного моджо-мирка. А мыши не выглядят безобидно, они носятся под потолком, бьются об углы, сталкиваются друг с другом, но очень скоро скоординируются и ринутся на неприятеля. На людей. На них. Это Клинт понимает слишком хорошо, нанизывая на стрелу первого кинувшегося зверя - у него огромная круглая пасть в полголовы, пульсирующая и кроваво-красная, и штыри вместо зубов, расположенные по кругу в два ряда. Да уж, такое и в страшном сне не привидится..
- Все к двери! - подавив первую панику, в очередной раз командует. У него Пеппер за спиной, она беззащитна. Курт без своей телепортации уязвимая мишень. А Домино без удачи.. кто ее знает, еще как застрелит кого ненароком, осечки и рикошет никто не отменял.
Он еще пытается подумать о том, что дверь сам же и выбил - ногой, когда врывался внутрь. Размышляет, нужно ли "спасать" игру. Но мысли быстро и резко кучкуются вокруг рыжей за плечом, и все прочие заботы отступают. Вывести ее отсюда. Обезопасить. Спасти.
- Джес, стреляй! Курт, помоги мне с дверью, - рукой выталкивая Пеппер из тесного помещения чердака, Клинт выпускает пару стрел куда-то под потолок, где что-то противно и мерзко пищит, а после вцепляется в сорванную с петель дверь, что мирно возлежит на полу. Успеть запереть помещение, пока эта летучая дрянь не распространилась по всему дому. А уж редких вырвавшихся они отстреляют позже.

___________
1 (прим. автора) В вольной трактовке переиначен девиз Зеленых Фонарей.

Отредактировано Hawkeye (2014-07-15 15:56:21)

+6

11

Курт склонен был согласиться с Пеппер. Играть в эту игру не хотелось, даже окажись она совершенно безобидной и суля единственной опасностью смерть от скуки. Но последнее, конечно, никому из них не грозило.
Но девушка была права и в другом - их согласия никто не спрашивал. Они будут играть в это, хотят они того или не хотят. Способов заставить их у Моджо предостаточно, и браслеты, плотно обхватывающие запястье, еще никто не отключал. Ужасно неприятное ощущение - знать, что идешь прямиком в ловушку, и понимать, что выбора нет. Курту и раньше доводилось такое испытывать, но легче от этого не становилось. Конечно, в подобной ситуации лучше уж сделать первый ход самому, чтобы успеть морально подготовиться, чем ждать, пока этот самый ход не сделают за тебя и не поставят тем самым в невыгодное положение.
И все же, когда Домино взялась за кости, Курт едва сдержал порыв схватить ее за руку. Казалось, один-единственный бросок отделяет их от лавины ужасающих событий, вот-вот готовых обрушиться на их головы. Но ведь это Домино! Сейчас она выкинет две шестерки, а потом еще две. Да они пройдут эту игру в два счета! Правда же?..
Кубики падают на игровое поле. Курт почти видит грани с шестью точками, но...
Четыре плюс два. И правда шестерка. Но это немного не то, что он имел в виду.
На мгновение Курт прикрывает глаза. Наверное, не стоило так сильно этому удивляться, но все-таки он рассчитывал, что удача - это такая штука, которая не отключается простым нажатием кнопки. Значит, он ошибся. Зато сейчас они все-таки узнают, что таит в себе игра. Скорее бы уже происходила эта отмерянная им пакость; ужасно глупо выглядят четыре человека, которые сидят и трясутся над настольной игрой. Дайте им нормальный повод, чтобы потрястись!
Целое мгновение ничего не происходит. А затем одна из фигурок неторопливо продвигается на шесть клеточек вперед. Первая мысль Курта - о магии. Дизайн игры наводит на мысли о вуду и шаманстве. Но, может быть, это всего-навсего технический фокус. В голове мелькает запоздалая мысль, что, быть может, стоило поковыряться в коробке, прежде чем начинать играть... С другой стороны, она выглядит вполне монолитной. Не похоже, чтобы она разбиралась. А пока Курт размышляет, из глубины выпуклого темного центра уже всплывают и складываются в слова какие-то буквы. Лучник зачитывает вслух получившийся стишок, и наступает озадаченная тишина.
Курт пытается угадать смысл загадки. "Во тьме ночной... не укрыться...". Похоже на детскую страшилку, но он не спешит обманываться. Чуть пожимает плечами в ответ на вопрос Клинта и уже открывает рот, чтобы отпустить какой-нибудь бессмысленный комментарий (просто чтобы не молчать), но тут же захлопывает его, когда на чердаке резко темнеет. А вот и тьма.
Курт вскидывает голову к окну, и в тот же момент стекло разлетается вдребезги под ударом темной неповоротливой туши, которая врывается на чердак, на глазах распадаясь на множество шуршащих кожистыми крыльями существ.
Летучие мыши.
Шелест крыльев и писк ввинчиваются в уши. Найткроулер испытывает неприятное чувство дежа вю и несколько раз поспешно смаргивает, но в этот раз его зрение никуда не исчезает. В этот раз все будет по-другому. Пусть он не может телепортироваться, он вовсе не беспомощен. Он может видеть. И сейчас у него, пожалуй, даже есть преимущество перед остальными благодаря тому, что в темноте он видит лучше всех.
Зато он совсем безоружен.
Ладно, может быть, преимущество не такое уж и большое.
Мыши мечутся под потолком, по одиночке пикируют вниз. Но постепенно их движения становятся более упорядоченными, и не нужно быть гением, чтобы догадаться: как только эта стая освоится в помещении и ринется на них, им здорово не поздоровится. Не стоит ожидать, что эти твари будут подчиняться законам биологии. Они и так не слишком-то похожи на нормальных летучих мышей - слишком крупные. И до чего же уродливы! Одно из существ щерит пасть, кидаясь на Курта, и тот пригибается, морщась от отвращения. Ни у одного нормального животного не бывает пасти в пол головы. Создается впечатление, что вместо головы у этой твари одна пасть. Как будто ее вывели специально для какого-нибудь ужастика.
Несколько тварей шлепнулись на пол, подбитые меткими стрелками. Курт не сомневался, что любой из них способен был даже в темноте попасть мыши точно в глаз. Вот только много ли так настреляешь? Темная масса маленьких тельц, метавшихся по всему чердаку, кажется, не только не уменьшалась, а, наоборот - увеличивалась в размерах. А стрелы и патроны у них не бесконечны...
Курт отпрыгнул в сторону, выхватив из груды вещей старый торшер на тонкой длинной ножке, и раскрутил его перед собой, не давая летучим мышам подобраться ближе. Пронырливые зверьки пытались зайти с тыла, но там их встречал яростно хлеставший во все стороны хвост.
Одновременно Курт попытался оценить обстановку. Клинт прикрывал Пеппер и пока что успешно отстреливался, Домино помощь вроде бы не требовалась. Отбиваясь от мышей и время от времени расшвыривая их в стороны прицельными ударами ножкой торшера, Курт принялся пятиться назад - к двери. На чердаке им точно оставаться нельзя, мышей слишком много, самое разумное - сбежать. И желательно так, чтобы хищные твари не последовали за ними. Он уже понял задумку лучника, а потому еще пару раз взмахнул торшером, выводя из строя еще пяток мышей, и, отшвырнув его в сторону, кинулся к двери и схватился за нее с другой стороны. Мыши радостно закружились над ними и заверещали так, что хоть уши затыкай. Но руки были заняты. Одна из мышей вцепилась в плечо мутанта, Курт вскрикнул от боли и припечатал ее парой крепких немецких словечек и хлестким ударом хвоста. Одновременно смахнул в сторону мышь, нацелившуюся в лицо Клинту.
Скорей, скорей! Одинокий хвост - не самая надежная защита. Вдохновленные кусачим стимулом, они быстро поднимают дверь и прилаживают ее на место. Пеппер уже в коридоре, осталась их боевая подруга. Если бы не она, их поглодали бы основательно.
- Домино! - кричит ей Курт, активно жестикулируя от двери, которую они готовы захлопнуть по первой же команде, и одновременно отгоняя от себя не в меру ретивых мышей, от чего его жестикуляция выглядит совсем невразумительно. - Игра! Захвати игру!
Если они оставят эту "Джуманджи" на чердаке, шоу зайдет в тупик. Игру надо продолжать. И, кажется, это только начало.

+8

12

Сразу видно, одна команда. Так бодро и синхронно одернуть товарища - это только годы тренировок. Впрочем, Пеппер и сама уже знала всех здесь присутствующих. И, что греха таить, оказаться в компании проверенных и знакомых людей куда как лучше, чем бояться не только того, что подкинет Моджо, но и того, что могут выкинуть так называемые временные союзники. И неважно, за хороших они когда-то были или за плохих, в этом мире все было перевернуто. Но в тех, кто был сейчас здесь, она была уверена. Хотела быть уверенной на все сто, даже если это выйдет боком. Иначе совсем можно впасть в паранойю, а это ничем хорошим не кончится.
Пеппер держалась поближе ко всем, прекрасно осознавая, что является слабым звеном в команде. И лучше, если она будет в зоне видимости и досягаемости, тогда остальным не придется отвлекаться на ее поиски и полураздраженное-полуиспуганное "где она?". Как ни крути, но здесь она приобрела навыки, без которых прекрасно смогла бы обойтись в своей привычной нью-йоркской жизни. Плюс был в том, что той жизни уже не будет, так что все теперь вполне может пригодиться. Как ни прискорбно это признавать. Вот и сейчас она пристроилась за плечом Соколиного глаза, благо не потянулась и не схватила его за руку. У бойца руки должны быть свободны, особенно у стрелка. И если что-то нападет из-за спины, она легко уйдет из-под перекрестного удара, даже если просто присядет. Пеппер уже не удивлялась своим мыслям, не впадала в отчаянье и ей не хотелось твердить "Господи боже". Нет, это не означало, что время страха прошло. Кажется, он теперь останется с ней навсегда, прочно засядет где-то в подсознании, въестся под кожу и заберется так глубоко, что и не достанешь. Но просто теперь приходилось брать себя руки и делать шаг вперед. Есть у тебя навыки или нет, супергерой ты или обычный человек, это же инстинкт - хотеть выжить. Даже если уже умирал, даже если знаешь, что скорее всего очнешься в постели. Просто это ведь рулетка. Кто-то просыпался, а кто-то оставался на поле боя. И чтобы не гадать, нужно было просто постараться пройти все с минимальными потерями. И ей очень хотелось верить, что это не очередная игра на убывание. Но здравый смысл холодно констатировал - она самая. Особенно, когда Клинт прочитал то, что выдала им жутковатая настольная игра.
"Мне это не нравится. Хотя, о чем это я? Это никому не нравится", - Пеппер настороженно оглядывается. Ничего не происходит целое мгновение, и ей действительно очень хочется верить, что и не произойдет. Ну хоть раз им всем должно повезти? Что-то вроде бонуса за все то, что им уже пришлось пережить. Посидите и просто поиграйте, проведите время в приятной компании. Глупо. Очень и очень глупо, она сама себе не верит. И правильно делает, в чем убеждается уже через минуту.
Комната темнеет стремительно, нарастает неприятный шум, и Пеппер рефлекторно прячется за спину Бартона еще до того, как он командует ей. Она даже не думает, к кому ей примкнуть, не думает, за кем ей будет безопаснее, это уже просто рефлекс. Она никогда не считала, сколько шоу они прошли бок о бок, но вполне достаточно для того, чтобы без раздумий положиться на него. Это получается само собой, и Пеппер просто в нем уверена.
Девушка все же невольно вскрикивает, когда стая озверевших летучих мышей разбивает окно и начинает заполнять комнату. Она подается назад, пятится спиной к двери и судорожно ищет, чем же может обороняться. Мысли мечутся в голове ничуть не хуже пресловутых мышей, и она сейчас просто слушается агента. Бежит к выходу, выскакивает наружу и тормозит уже только у лестницы. У нее нет оружия, нет особых навыков, она совершенно не может помочь, но все равно пытается сделать хоть что-то. Подхватывает с ближайшей тумбочки пыльное ручное зеркало и возвращается обратно к дверям. Мужчины держат дверь, ожидая выхода последнего товарища, и Пеппер лупит вылетающих тварей, которые пытаются достать до Клинта и Курта. Получается так себе, но она все равно старательно орудует своим недооружием. И когда очередная пакость все же впивается ей в запястье, она таки проводит точный удар, попадая по маленькой, но зубастой головенке.
- Нам нужно другая комната, сейчас же! - сбивая в полете еще одну тварь, Пеппер кивает в сторону лестницы. Если они были на чердаке, внизу точно есть комнаты с дверьми. Крепкими, запирающимися дверьми! Она первая буквально соскальзывает на второй этаж, мечется по коридору и все же обнаруживает большую залу с двойными дубовыми дверьми, где висит представительный металлический ключ. Насилу распахивает одну и буквально подпрыгивает на месте.
- Сюда, сюда, быстрее! - вряд ли такую ораву мышей удержит выломанная дверь, но здесь у них будет шанс спрятаться хотя бы на время. А искать сейчас эфемерный подвал просто нет времени. Выбегать на улицу - глупость, там они окажутся на открытой местности. А здесь они смогут придумать план, решить, как теперь выбраться из злополучного дома. И нужно ли это сделать. Учитывая, что фишки придется бросать снова...
Пеппер забегает в комнату и принимается за тяжелые портьеры - запахивает все окна, стараясь и так оградиться от летучих мышей. Кто знает, может, тоже поможет. Все равно куда как лучше, нежели бродить перед открытыми окнами. Ее руки дрожат, но она не обращает на это внимания. Как и на маленькие ранки на своем запястье - не смертельно. Она только вскидывает испуганный взгляд на товарищей по несчастью и честно признается:
- Больше ни цента в фонд защиты летучих мышей, - это самое глупое, что можно было сказать в данной ситуации, но она не хочет приближаться к игре, не хочет о ней говорить, и не хочет думать о том, что ждет их впереди. Это все равно придет. Это все равно случится. Поэтому дайте ей пару минут на отдышаться.

Отредактировано Pepper Potts (2014-07-28 16:32:55)

+7

13

Буквы. Противного липко-зеленого цвета. Ползут на поверхность полусферы, и Джесс понимает, что все: кина не будет. Кинщик запил. А будет им веселенький аттракциончик под названием "пиздец в Моджоленде". И билеты все проданы, даже на VIP-места.
На возглас Клинта только хмыкает и крепче сжимает свой пистолет. То, что сейчас им придется поплясать и ежу понятно, только вот как?
Ответ на этот вопрос не заставляет себя долго ждать. Темная туча закрывает и без того маленькое оконце, в которое пробивалось так мало света, и вместе со стеклянным крошевом в комнату на чердаке с противным писком врывается огромный клубок мельтешащих тел. Маленьких, пушистых, крылатых тварей. Они взмывают под потолок и две из них падают простреленные одновременно. Одна пулей Домино, другая - стрелой. Женщина ехидно щерится и дает себе волю продолжить праздник, выпуская одну за другой пули под потолок. Ей не хочется думать что будет, когда закончатся магазины. Она действует выверено и расчетливо: одна пуля - один мышиный трупик. Неизвестно, что ждет их впереди, а потому растратить сейчас весь свой запас на эту мелкоту не хочется. Сожрать их не сожрут, но вот подрать, занести в кровь заразу - запросто. Домино уворачивается от крыльев бьющих направленно по глазам, будто эти маленькие зверушки знаю что делать. Хотя здесь, в этом месте, с них станется быть запрограммированными на любые задачи. А если это иллюзия, то и подавно образы слизываются с собственных мыслей, и вуаля, нате вам на блюдечке ваш личный ад. С самим собой всегда сложно спорить, а драться и того хуже.
Джесс косится на приятелей, выверяя их позиции. Клинт сработал четко и быстро, Пеппер, их слабая сторона в данной ситуации, надежно прикрыта спиной лучника. Курт успешно уворачивается, все пока в норме. Никого не задело. Но так не будет продолжаться вечно. Отсюда нужно выбираться и, вторя мыслям женщины, голос подает Сокол, командуя четко:
- Все к двери!
Как скажешь, лапочка.
Ухмыляется Домино, снимая еще четырех тварей и чудом избегая столкновения с пятой.  Чудом ли? Мари хмурится и прыгает ближе к кишащему клубку зубастых гадин. Она должна проверить, не показалось ли ей. И если она не ошиблась… Удар, еще один. Выстрел. Точный пинок маленькой тушки в противоположную стену. Темная тень танцует среди крылатых ночных бестий.
Эхе-хе… вот ведь как все выходит.
На лице пятнистой застывает холодная улыбка. Та, что не предвещает ничего хорошего. Главное не увлекаться, рассчитать и вовремя уйти. Последней, конечно, раз такая карта пока еще в ее руках.
- Джесс, стреляй! - окрик.
Иди к черту!
Мысли как кузнечики. Скачут. В такт пулям. Уже третья обойма на исходе.
- А я что, по-твоему, хава-нагилу тут танцую, а? - рычит она, огрызаясь скорее по привычке, чем со злости.
Только бы дожать, только бы не вышло осечки. Ведь она сейчас всем нутром чует ее. Свою Удачу. Вот он ворот случайностей, покорно поворачивается под рукой. Как по маслу идет, сладенький. Ровно и гладко. Но надолго ли? Главное дождаться, чтобы все вышли. А уж она-то сама справится, и не в таких передрягах бывали.
Вот Пеппер выскальзывает в коридор. Первый пошел. За ней следует Клинт, Курт на подходе.
Умнички мои. Как же приятно, когда люди рядом с тобой не топчутся под ногами без дела. Не лезут под руку. Красота.
Джесс даже облизывается от удовольствия, как кошка. Да она сейчас и есть самая натуральная кошка. Вот, поди ж ты, мышей гоняет.
- Домино! Игра! Захвати игру!
Самое главное, конечно. Забрать, а как же. Мало им этого шевелящегося и пищащего клубка над головой, надо еще приключений на свои задницы найти. Здесь же так скучно жить. Почти курорт, а Моджо - добрый папик, который заботливо выгуливает своих детишек.
- Уже бегу, пушистенький! - хохочет женщина, делая кувырок и хватая злополучную коробку, пулей выстреливает за дверь, помогая мужчинам ее плотно закрыть. В ход идет и старая тумба, без дела подпирающая стену коридора. Пусть уж лучше приносит пользу, чем пылится от скуки.
Джесси последняя кубарем скатывается по лестнице на второй этаж, туда, где Пеппер, ай да чудо-женщина, уже нашла для них укрытие. Запираться не самый лучший вариант, неизвестно, что им там нагадает эта волшебная коробочка, но выбора у них не так много. Домино в последний раз оглядывает коридор и закрывает тяжелую дверь, дважды повернув ключ в замочной скважине. Кладет на пол игру и проверяет запасы патронов. Потом беглым взглядом оглядывает своих спутников. Взъерошенные, поцарапанные, но похоже без серьезных повреждений. Или? Мари делает шаг к Пеппер, поднимая ее руку. На запястье красуется зубастая рана. Она не глубокая, но мало ли что могло быть на зубищах у этих тварей.
- Курт, нужно найти чистую ткань, которую можно порвать на бинты. В идеале, конечно, рану еще нужно и промыть, но на безрыбье и рак ворон… - из-за плотно задернутых тяжелых штор в полутьме видно плохо, единственный для кого это не помеха синекожий мутант. Ему что день, что ночь - все едино. Значит его черед вертеться.
- И да, кажется, моя удача не совсем меня покинула. Просто действует рандомно, но пусть лучше так, чем вообще без нее.

Отредактировано Domino (2014-11-02 13:56:51)

+3

14

Все вместе они справляются довольно быстро и, кажется, без потерь. По крайней мере, Клинту некогда следить за остальными. В область обзора ему попеременно попадаются выписывающая кульбиты Джес, прикрывающий от зубастых тварей хвост Курта и даже рыжая помощница Старка, вооруженная чем под руку попалось.
Что же. Впору радоваться. Команда и впрямь подобралась отличная! Каждый помогает в меру способностей, даже если оружия при них не особо.

Хоукай тратит еще пару стрел на то, чтобы прикрыть отход Домино. Она возвращается с игрой, а после мужчины возвращают дверь в прежнее положение и спешно отступают.
- Вы.. все.. просто молодцы, - переводя дыхание, на ходу подбадривает лучник. Ничего так не сплачивает, как умный командир, который видит и хвалит за успехи.
Командир из него плохой, зато хвалить - это он умеет.
Вкатываясь со всеми в залу, что должна считаться безопасной, Клинт первым делом сдергивает с плеча колчан и пересчитывает стрелы. Если так и дальше пойдет, он останется безоружным очень скоро. Отстреливать мелкие цели и терять на них по десятку стрел - очень и очень плохо.
"Нужно будет вернуться и попытаться спасти хоть некоторые из потраченных боеприпасов," - покусывая губу в досаде, думает стрелок, возвращая за плечо колчан. Лук - его единственное оружие и, возможно, в дальнейшем именно он спасет окружающим жизни. Не стоит разбрасываться стрелами понапрасну.

Все вокруг уже, кажется, заняты делом. Пеп невесело шутит, Курт вертится под боком, и Джес.. До - глазастее всех и немедленно выявляет раненого среди них. Надо же! А Клинт и не углядел.
- Что с ней? - вместе приказа пересчитаться мрачно интересуется лучник, но ближе не подходит. Как и любой мужчина, он предпочитает держаться подальше, когда дело касается ранений, крови и прочего дерьма, с которым неясно как бороться. Он может победить кого угодно и попасть белке в глаз с бешеного количества метров, но как помочь тому, кому больно? утешить? позаботиться? Бартон - простой солдат.
Джес принимается командовать, и лучник сдает бразды правления. Лишь кидает на рыжую сочувствующий взгляд. Ей больно? Страшно? Он бы обязательно ее пожалел, если бы знал, как. Отводя взгляд, мужчина спешит проверить комнату, бродит по периметру, запоминая мелкие детали расположения мебели и прочей утвари, чтобы в случае чего применить на практике. Проверяет окна, но за ними чисто. Мыши то ли куда-то делись, то ли сбились всей стаей исключительно на чердаке. Как бы там ни было, им на руку временная передышка.
- И да, кажется, моя удача не совсем меня покинула.
- Хоть одна хорошая новость, - бормочет себе под нос, стараясь не мешаться, покуда Пеппер пытаются лечить. Сюда бы Беннера, он бы мигом всех исцелил; у него в этом особый талант.
С тоской думая про походную аптечку, Клинт ловит себя на том, что с ненавистью смотрит на оставленную в стороне коробку загадочной игры. Если бы не эта дрянь.., им бы не пришлось бегать, как в жопу ужаленным, а Пеппер была бы цела! Хватая коробку, мужчина импульсивно несется к окну, не отдавая себе отчета. В голове бьется мысль о том, что если игры не станет, все наладится. Выкинуть ее к зашторенное окно - не самый хороший вариант, но Бартон плохо соображает; наверное, стоило посоветоваться с командой насчет столь торопливого решения, но ему лишь хочется спасти их всех. Чтобы больше никто не пострадал. Чтобы в глазах Пеппер больше не было этого животного испуга. И пускай это не вернет их назад (ведь не вернет же, верно? это было бы слишком просто), им хотя бы не прибавится новых злоключений.

Отредактировано Hawkeye (2014-10-19 21:00:52)

+5

15

Домино последней выскальзывает в коридор, и совместными усилиями дверь на чердак прилаживается на место. Почти как было, рассеянно думает Курт. Им сейчас не до косметического ремонта, однако они с Клинтом стараются перекрыть проход на чердак как можно плотнее, чтобы мыши не просочились через щели. Те и так уже скребутся о дерево, как будто понимая, что добыча ускользает, и возмущенно верещат еще пуще прежнего. Курт морщится от их мерзкого писка. Краем глаза он видит, как Пеппер бежит вниз по ступенькам, и через пару мгновений они все спешат следом, подальше от чердака и летучих мышей.
Девушка находит им убежище в большой гостиной за двумя тяжелыми створками дверей. Курт уже проходил мимо них, когда исследовал второй этаж, но заглянуть внутрь не успел. В этой комнате будет удобно держать оборону против летучих мышей, однако вряд ли все ограничится только ими. Кто знает, что еще пришлет на их головы коробка... Поэтому мутанту совсем не нравится идея запирать дверь. Да, это помешает возможной опасности пробиться к ним, но что, если им придется убираться отсюда в такой же спешке, как с чердака? Курт качает головой, но пока что, кажется, у них нет особого выбора. И если Домино не станет глотать ключ, у них есть шанс.
- Да уж, молодцы, - тихо выдыхает он себе под нос, кидая косой взгляд на коробку с игрой. Он сам просил Домино забрать ее с чердака, однако это не означает, что он рад находиться с ней (игрой) в одной комнате.
Быстрым цепким взглядом он окидывает зашторенное помещение и, не заметив ничего подозрительного, сосредоточивает внимание на Пеппер. Девушку таки успела цапнуть какая-то тварь, хотя она и держалась позади всех.
- Легче сказать, чем сделать, - хмыкает Курт на указания Домино и ободряюще улыбается Пеппер. - Давай посмотрю.
Оказывать первую помочь товарищам ему не впервой. Ранка неглубокая, но перевязать ее, конечно, не помешает. Собственное прокушенное плечо тоже здорово саднит, но на себя нет времени. И так заживет. Пеппер - другое дело, боевые ранения ей совсем ни к чему. Только найти здесь чистую тряпку - та еще задачка. Курт сомневается, что здесь вообще есть хоть что-то чистое.
- Как я понимаю, обзорную экскурсию в поисках ванной можно не предлагать? - он наполовину шутит, хотя, по-хорошему, именно это им и следует сделать. Однако, учитывая перспективу наткнуться на еще один клубок летучих мышей, рисковать совсем не хочется. Кто их знает, с такими зубищами, может, для них не составит труда прогрызть даже тяжелую дверь на чердак и вновь вырваться на волю. Нет, лучше уж поберечься, пока есть возможность.
Курт снова осматривает комнату, но на сей раз не на предмет опасности, а в поисках хоть чего-то, что может помочь. Вся мебель завешана от пыли плотной тканью, но она, конечно же, не годится на бинты, вся пропылившаяся и грязная. Курт шарит по ближайшим шкафам и все-таки находит пачку бумажных салфеток. Проявив немного фантазии, он сооружает из них подобие повязки и перехватывает поверх огрызком ткани, отодранной от края собственной футболки. Ничего лучше в данных условиях он придумать не может.
- Ну вот, пока так, - он старается подбодрить Пеппер и хотя бы сделать вид, что все не так страшно, как кажется. По крайней мере, до следующего "приключения".
В то же время Курт не может не порадоваться словам Домино. Если ее удача хотя бы частично будет им помогать - это уже большой плюс. Главное, не перепутать, когда она действует, а когда нет.
- Может, она не работает только с кубиками? - осторожно высказывает он предположение. - Иначе было бы слишком просто...
В этот самый момент он замечает краем глаза движение лучника и встревоженно вскидывает голову.
- Клинт, что ты... Эй! Стой!
Оставив Пеппер, он не долго думая кидается следом. Что бы ни задумал Клинт, это непохоже на тщательно просчитанный ход. Похоже, скорее, на глупость. Если выкинуть игру в окно, им с равным успехом можно будет выброситься следом, потому что это шоу не закончится, пока они не пройдут игру до конца. А черт его знает, что их поджидает за стенами этого дома. У Курта есть меньше секунды, чтобы подумать над этим - он уже несется следом за лучником и в одном гигантском прыжке сбивает его с ног. Может, не самый лучший ход, но ничего умнее он придумать не успевает. Коробка отлетает к шторе, из-под распахнувшейся крышки вылетают и скачут по полу игральные кости. На мгновение время в комнате будто замирает. Но игра безмолвствует. Ни одна из фигурок не двигается с места. Должно быть, за бросок считается только тот, что сделан чьей-то рукой.
Курт тихо выдыхает. Эта передышка ненадолго.
- Что это ты удумал? - укоряет он Клинта, поднимаясь с пола. - Ты же знаешь, что так от проблемы не избавиться.
Мутант склоняется над игрой. Сейчас она лежит перед ним вверх ногами, и на одной из половинок крышки он замечает еще одну надпись, которую в первый раз каким-то чудом умудрился проглядеть.
- Смотрите, тут еще что-то написано! - Курт окликает остальных и снова читает вслух: - "Примечание: последствия игры исчезнут в тот момент, когда игрок дойдет до поля Джуманджи и произнесет его название вслух"... Ну вот, видите, оно все исчезнет, как только мы пройдем игру, - фальшиво подбадривает он.
Курт подбирает с пола кости, и в груди что-то екает. Как бы он ни храбрился, ему все равно жутковато делать следующий ход. Он протягивает руку со сжатыми в кулаке костями над игрой и обводит взглядом остальных.
- Ну что, все готовы? Чем быстрее мы дойдем до конца, тем быстрее все закончится.
Курту приходится напомнить себе о том, что он герой и ничего не боится. Затем он все же разжимает пальцы. Кости падают на поле, подскакивают несколько раз и замирают.
Пять и два.
Очередная фигурка сдвигается с места и пускается в путешествие по полю. Миновав шесть клеточек, она останавливается на седьмой, и в центре "Джуманджи" вновь всплывают, складываясь в какую-то фразу, зеленоватые слова:
- "Непроходимой нет для них дороги. Поберегись - смотри под ноги"*, - Курт морщит лоб, но долго гадать над смыслом нового стишка не приходится. Откуда-то сверху раздается тихое потрескивание, и, подняв голову, Найткроулер видит, как в одном месте стена покрывается сетью мелких трещин, сквозь которые пробивается... сначала ему кажется, что это змея, но уже в следующий момент он понимает, что это - зеленый побег какого-то вьющегося растения. Вскоре к нему присоединяются еще несколько. Под ногами участников шоу уже тоже стелятся чьи-то зеленые усы, пролезшие между половицами.
_______

*Чукча не поэт, извините .___.

+4

16

Обычно Пеппер чересчур... правильная. Долгая работа с Тони сделала свое дело, и ей пришлось стать еще более правильной и, как он выражался, занудной, чтобы хотя бы одна сотая ее увещеваний доходила до Старка. И это касалось не только работы, но и всего остального. В частности - здоровья. Нельзя работать двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю без отпусков, не уделяя должного внимания своему организму. И в любое другое время она бы сделала все, что только возможно в данной ситуации, чтобы обезопасить себя от инфекции подобного укуса. Но прямо сейчас - это меньшее, что ее волнует. Если летучие мыши были ядовитыми, то ей все равно ничего не поможет. Умирать снова не хотелось, особенно когда не уверена, очнешься ли в этот раз, но сейчас бы им всем просто выбраться с минимальными потерями, так что...
Домино ее опережает. И как только заметила в недавно творящемся безумии? Пеп кажется, что она сама это заметила вот только что, но чему тут удивляться? На то они и герои, их умения и навыки говорят сами за себя.
- Да все в порядке, не стоит волноваться, - она улыбается и отвечает всем разом. Пеппер чувствует себя неловко от того, что всего один укус вызывает больше озабоченности, чем эта треклятая игра. Ей кажется, будь она одной из них, все бы просто посоетовали ей не особо наследить кровью. Но она единственная среди них просто человек... В смысле, они все люди, но у каждого по способностям. А ее таланты здесь явно не пользуются популярностью. А ведь закинь ее Моджо в шоу интеллектуалов или программу по старт-апам, ей цены бы просто не было. Как жалко, что большинству интереснее смотреть, как люди отбиваются от стаи озверевших летучих мышей...
- Я думаю, ничего серьезного. Укола от бешенства все равно не видать, - обычно Пеппер шутит удачнее, но, пожалуй, ее можно простить. Стресс, знаете ли, творит порой странные вещи. Пожалуй, и правда не так плохо, если Курт ей поможет. Раз так еще и всем будет спокойнее.
- Спасибо, у тебя явный талант, - Пеп улыбается Вагнеру и показательно трясет ладонью, чтобы продемонстрировать, что уж теперь-то она точно в совершеннейшем порядке. Если что, даже снова готова вступить в неравный бой с зеркальцем наперевес. Поттс еще успевает поймать ответную улыбку, когда в комнате опять начинает что-то происходить. Она не сразу улавливет, что именно, но когда понимает, то определенно не может винить Клинта в этом импульсивном поступке. Если быть честной, такая мысль тоже приходила ей в голову, хотя она прекрасно понимала, что так просто из шоу Моджо не выбираются. Но порой трудно удержаться...
Пеппер ловит себя на том, что касается плеча Бартона, привлекая к себе внимание, а после помогает ему подняться в пола. Они тут все друг за друга, нельзя осуждать, если один из товарищей слегка погорячился. Поттс прекрасно помнит последние испытания Клинта. И искренне не понимает, как он еще держится. Ей хочется сказать что-нибудь ободряющее, но она не находит подходящих слов. А через мгновение Курт назодит, чем озадачить еще. Например, новыми правилами настольной игры. Что ж, теперь Пеппер понимает, почему никогда о ней не слышала. Никакие маркетинговые ходы не помогут раскрутить и продать подобную штуку...
- Может, мы остановимся на мышах? Не такое уж глобальное последствие... - Поттс, конечно, знает, что они продолжат игру. Иначе не выбраться из шоу, но слова сами срываются с губ. В конце концов, после каждого хода будут прибавляться неожиданности. Логично было предположить не выкапывать самис себе яму.
Но тем временем кубики уже снова неровно отстукивают свою мелодию. Пеп не читает, все равно не понравится. Но тизий треск прекрасно слышит, рефлекторно вскидывая голову вверх. Это же... Нет, ну правда! Не смешно. Они еще даже ничего придумать толком не успели, а им на головы обрушивают лианы. Чертовски быстро растущие лианы, если быть точнее. Поттс хочет сделать несколько шагов назад, когда ощущает, как вокруг оголенной лодыжки что-то активно и радостно скользит. Не нужно быть гением, чтобы понять все и сразу. Девушка пытается дернуться, но от этого лианы сжимаются лишь крепче.
- Двери! Там еще одни двери, надо уходить, - Пеп активно машет в сторону резных дверей, которые вели... куда-то еще. Главное, что не в коридор, где обитали летучие мыши, И явно из этой комнаты, которая грозит вот-вот обратиться в живые копошащиеся джунгли. Поттс еще не паникует и не кричит. Старается сама выпутаться из лиан, но сноровки определенно не хватает. Наверное, она опять будет последней, но это ничего. Главное, не задержать всю команду. Ту ее часть, которая наверняка выберется из всей этой передряги.

+3


Вы здесь » Последний герой » Гвозди сезона » Последний Герой. Выпуск #44: Roll the dice