Вверх страницы

Вниз страницы




Пост недели








ПАРТНЕРЫ



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP




НОВОСТИ
Друзья, игроки и все-все-все! Поздравляем всех с прибытием в Мир Моджо! Спасение себя и своих друзей идет полным ходом. Стань Последним Героем!


В ИГРЕ (локации):

дата: 25 августа
время: 10:00 - 13:00
погода: Светит яркое солнце, дует теплый ветерок, температура +25. На небе редкие высокие облака


АДМИНИСТРАТОРЫ








МОДЕРАТОРЫ














ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

Добро пожаловать на ролевую игру по миру Марвел!


Регистрация игроков открывается только по договоренности с АМС. Пишите в гостевую - все обсуждаемо.


11.01.2016. Мы все еще живы, на зависть всем врагам! Мы существуем уже 3 года и 5 месяцев. Мы готовы спасать мир снова и снова. Мы не боимся сложностей.



За основу берется каноническая вселенная 616, из которой в мир Моджо и попадают основные герои.


На нашем форуме Вам представиться возможность попробовать себя в различных шоу-программах, шутливых и не очень, попытаться победить и выжить, а также найти дорогу домой.







НАВИГАЦИЯ

Последний герой

Объявление






















Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Последний герой » Гвозди сезона » Последний Герой. Выпуск #35: Времена легенд


Последний Герой. Выпуск #35: Времена легенд

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://i543.photobucket.com/albums/gg476/urbantrooper/2013/total/camelot_zpscc1662b0.jpg

Дата и время: 18 августа, 20:00 - 22:00
Место действия: Старая Англия, Камелот.
Игроки: Hawkeye, Hulk, Iceman, Pepper Potts
Сюжет: В Камелоте правит Король Артур и его рыцари круглого стола. Магия в королевстве запрещена, но это не мешает темным колдунам творить злодеяния. Однажды будущую Королеву похищают прямо из замка, и теперь Артур и его верные помощники обязаны выручить даму сердца из смертельной ловушки.
Способности: Канонные способности заменены на необходимые в шоу.
Мастеринг: Пассивный.

0

2

Артур открыл глаза, ничего не видя в темноте.
В воздухе повис тяжелый, оглушительный звон тревожного колокола.
Тревога! Нападение! Подлые враги!
Кубарем скатившись с кровати, молодой король заметался по комнате, спеша одеться. Совершенно не по-королевски запрыгал на одной ноге, пытаясь одновременно натянуть рубаху и влезть в сапог.
Просыпаться рывком он не любил; это испорченное настроение на весь день. Просыпаться от вестника дурных новостей? - Еще хуже. Плохое настроение правящего монарха - плохие вести для всех верноподданных, но, похоже, ситуация была серьезной, раз уж рыцари не постеснялись воспользоваться центральным колоколом.

На ходу одевая прихваченные вещи (вечно этих слуг нет рядом, когда нужно!), Артур вломился в тронный зал. За круглым столом его уже поджидали рыцари, но не все.
- Мой сир, у нас плохие вести, - начал один из поверенных, и король помрачнел.
Конечно, он не рассчитывал, что полночный колокол бил в честь тайной вечеринки, устроенной хмельными рыцарями в его честь, но... надежда умирает последней. Молча достигнув своего места за круглым столом, Артур опустился в жесткое деревянное кресло и потер обеими руками лицо; он был готов слушать.

Колокол бил еще пару минут - долгих, тяжелых, тревожных, волнуя всех в округе, - а после траурно стих. К воротам Камелота возвращались рыцари, пущенные в погоню за похитителями, но они не везли с собой радостных вестей. Недруги словно сквозь землю провалились. Вместе с похищенной. Их не смогли найти в ночном лесу, и даже торопливо организованный поисковый патруль не принес результатов, хотя прочесывал лес вдоль и поперек до самого утра.
К обеду у Артура был план. Точнее, эмоции, а план - дело пятое, приложится. Сейчас он хотел лишь вскочить в седло и скакать, куда глаза глядят; он верил, что сердце приведет его в правильном направлении.
- Я должен спасти ее, - хмурясь, король смотрел в широкое окно, осматривая свои владения, но почти не видя их. Как бы не настаивали советники, как бы не противились рыцари, Артур знал, что только он сможет сделать это. - Даже если придется оставить Камелот, я сделаю это.
- Мы не можем рисковать вашей жизнью, сир! - не к месту вспомнилось, как верещали королевские воеводы на экстренном совещании, собранным еще до восхода солнца. - Мы не можем ослабить Камелот вашим отъездом!
Артур понимал это. Он все понимал. И хотя был молод и горяч, в его голове таилось много мудрости. Глубоко. Глубоко внутри. А сейчас его сердце пылало - и решало оно.
- Я поеду, - решаясь, резко обернулся и вперил упрямый взгляд в Ланселота. - Я все продумал, - нахмурился; он в самом деле думал, размышлял, прикидывал различные варианты, и теперь был готов к более четкому плану. - Я оставлю Гавейна за себя, он справится. К тому же, это лишь на время.
Воодушевленный идеей, Артур торопливо принялся ходить по комнате, неразборчиво пихая вещи в походной мешок.
- Я отправлюсь инкогнито, без свиты и рыцарей. Так мне будет проще пройти опасные районы без ненужных сражений. В одиночку я быстрее достигну цели, - какой? куда направляться? Артур пока не знал, но верил, что поймет это, когда нападет на след похищенной Королевы. Будущей. Будущей Королевы. Джиневра еще не стала ему законной супругой, но церемония была назначена на самое ближайшее время и ее подлым похищением честь Короля была задета; он самолично отомстит обидчику и торжественно вырвет невесту из лап недоброжелателей, тем самым доказав ей свою любовь и преданность. -  Только я смогу спасти любимую.
Из наспех собранного мешка во все стороны что-то торчало, но Артур не замечал. Его глаза горели, отражая огонь сердца.
- Присмотри тут за всем, - хлопнул рыцаря по плечу и решительно зашагал к выходу, уверенный, что верный Ланселот в полном объеме донесет его (последнюю?) волю до верноподданных.

Отредактировано Hawkeye (2014-03-27 12:55:51)

+6

3

Никто не ждал беды. Тем более, никто не ждал подобной беды. Никто даже вообразить не мог, что подобное может случиться. Особенно - сам Ланселот.
Рыцарь винил себя и только себя в том, что случилось. Он должен был проверить охрану у покоев будущей королевы. Он должен был стоять в дозоре этой ночью, а не спать. Он должен был сорваться сразу в погоню, а не спешить к Круглому столу. Это все его вина - не доглядел, не усмотрел, потерял... Снова.
Ланселот сжимает и разжимает кулак, слышится тихий скрип грубой кожи перчаток. Он слушает своего короля, хмурится и старается не упустить и слова, но на самом деле почти не понимает, что тот ему приказывает. Сердце Ланселота разбито, хотя он думал, что такого не может произойти дважды. Он раздавлен и расстроен, ему хочется метаться по своим покоям и разбивать витражи, только бы утихомирить ту ярость и боль, что пульсирует у него в груди. Ему хочется кинуться в ноги к королю и молить, молить его о том, чтобы он пустил войско следом за Джиневрой, а его, преданного рыцаря и слугу, поставил во главе. Ланселот победным маршем пройдет по своим и чужим землям, но вернет похищенное сокровище. Потому что прекрасная будущая Королева - бесценна. Только этого Ланселот не может сказать, не может признать, и уж тем более поведать хоть одной живой душе.
Рыцарь едва заметно качает головой и переводит почти невидящий взгляд на короля. Он не может стоять без дела, ему нужно сделать хоть что-то, что приблизит возвращение Джиневры домой. И уж он точно не может остаться тут, в Камелоте - это равносильно самоубийству, медленному и болезненному. Чего бы это не стоило, он поможет спасти Джиневру. Будущую супругу своего короля. Свою возлюбленную...
- Мой король, - все же подает голос Ланселот, внимательно следя за Артуром, что и сам метался по комнате, словно запертый в клетку зверь. И рыцарь понимал его, как никто другой - где-то там, в чужих руках, находятся их сердца, что бьются только ради одной-единственной женщины. А они... они мешкают тут, слушая старческие голоса советников, чьи чувства давно иссушились и истлели! Их нельзя слушать, нужно действовать, прямо сейчас!
- Вы не можете отправиться совершенно один, это же самоубийство, - Ланселот не боится так говорить с королем, потому что Артур для них больше, чем правитель - он друг, товарищ, соратник. И они привыкли говорить друг с другом честно и открыто. А еще - они никогда не бросали друг друга в беде, и Ланселот не собирается отступать от этого правила.
- Вы спасете свою королеву, но я не оставлю вас одного, - рыцарь решителен и неприклонен, он спешит за Артуром, словно и не было приказа. Он сжимает в крепких пальцах эфес своего меча, готовый пустить его в дело в любой момент. За короля, за Камелот, за Джиневру. И Артур это знает, и он не может оставить своего подданного и верного друга позади себя. Просто не может!
Ланселот почти бежит следом за ним по коридорам замка, не отставая ни на шаг. Его конь давно оседлан, ему нужен лишь кивок головы, лишь молчаливое разрешение следовать рядом. Нет, Ланселот не собирается соревноваться с Артуром и самовольно спасать Джиневру, чтобы выглядеть в ее глазах героем. Он уже почти смирился с ее выбором, смирился с тем, что не может так поступить с Артуром...
- Я не позволю отправиться вам одному, - решительно добавляет Ланселот и выскальзывает на площадь перед главной лестницей, не раздумывая направляясь к подготовленным лошадям. Он перехватывает вожжи у слуги, одним жестом отгоняя того подальше. А потом вдруг подается ближе и говорит уже совсем другим голосом - так они могил говорить наедине, так позволялось делать тем, кто заседал за Круглым столом. Так могли говорить только близкие друзья. - Артур, я поеду за тобой, даже если ты прикажешь мне остаться. Я не оставлю тебя одного. Кто-то должен прикрыть твою спину в случае опасности. И мне ты можешь доверять.
Он улыбается той самой улыбкой простого паренька, которому позволили стать рыцарем даже без благородного происхождения. А потом хватается за переднюю луку и ловко запрыгивает в седло, всем своим видом являя непреклонность. Это не неповиновение королю. Это преданность и верность.
Ланселот позволяет в последний раз служке проверить подпругу, а после этого выжидательно смотрит на Артура. Тот еще может приказать остаться, но прекрасно понимает - его рыцари достойны его самого. Особенно в упрямстве.

+5

4

- Мирддин... Мирддин...
Вокруг все темно-синее и тихо, как снежной ночью, укутанной сугробами.
- Мирддин...
Резкий поворот головы и вихрем взлетают белые хлопья. Перья.
- Найди ее, пока не поздно... - тихий, чуть звенящий ответ на немой, едва зародившийся вопрос.
- Найди ее, Мирддин, времени так мало... Его почти нет... - низкий звон волнами прошелся сквозь пространство, заставив вновь кружиться белые перья.
- Торопись... торопись... торопись... - Звон словно приближался, пробираясь в глубь черепной коробки, становясь все настойчивей, пока не...

Он резко открывает глаза и несколько секунд бездумно смотрит в потолок. Звон мало того не прекратился, а наоборот стал четче и пронзительней. Тревожней. Возле главной площади стоял комплекс самых крупных колоколов, возвещавших о самых громких событиях и отбивающие каждые три часа, начиная с полдня. Праздники, коронация, свадьба и смерть венценосных особ, и... вторжение. Еще спустя секунду, до него дошло, что это отнюдь не оповещение о наступлении полдня: кромешная тьма окутывала углы и растекалась вязкой массой из погасшего камина, но в окне мелькали отсветы зажженных факелов.
Слетев с кровати, он быстро накинул рубаху, схватил лежавший на стуле короткий меч и  босиком помчался на выход. Хотя его комната была просторной (соответственно его положению), можно было похвалить себя за собственную привычку не разбрасывать вещи. А еще заодно то, что он не стал полностью занавешивать тяжелым пологом кровать, иначе бы прошло явно больше времени, прежде чем он проснулся и успел бы прийти в себя. Но почему его никто не разбудил? Интуиция мага – первое оружие и защита, ведь без мало-мальского предвидения в столь тонком деле никуда. Недальновидный маг – преимущественно жареный маг.
С силой толкнул дверь, так, что та с грохотом распахнулась, а служанка, видно не удачно в этот момент оказавшаяся рядом, вообще отлетела к противоположной стене. «Похоже ее формы оказались спасением.» – промелькнуло у него в голове, быстрым взглядом окидывая молоденькую, пышную девушку в белом чепчике.
- Ой, господин, прости-и-ите, я к вам бежала, что бы разбудить. Ой беда, господи-и-ин... - заревела она. «Видимо, и впрямь бежала.» - подумалось ему, глядя на раскрасневшееся лицо девушки. «Значит я еще никуда не опоздал. Пока.»
Выходило так, что он проснулся весьма вовремя - его просто еще не успели поднять. В последующие полчаса удалось более-менее выяснить, что же именно произошло. Артур к этому времени уже засел за круглый стол со своими рыцарями, ему же, несмотря на давнюю дружбу, вход был туда заказан. Ну... по крайней мере официально. Поболтавшись по замку, наглядевшись на беснующихся солдатов на нервных лошадях, услышав десятки охов и вздохов, он вернулся к себе в спальню как раз перед рассветом, так и не узнав ничего существенного.
Мирддин решил выйти на свою собственную охоту. Быть чародеем в королевстве, где магия запрещена под страхом смертной казни независимо от занимаемого положения, было, мягко говоря, не просто, но именно положение его спасало. Например сейчас, когда отряды вернулись ни с чем, а Артур собрал всю катавасию из советников, военачальников, и еще невесть кого, Мирддин решил тоже поучаствовать. Заочно, так сказать.
Если внимательно пошарить рукой по днищу его кровати, со стороны изголовья, можно было нащупать маленький выступ, похожий на сучок. И если его не дергать в разные стороны, а повернуть вокруг своей оси, то откроется потайная ниша. Закрыв дверь на засов, Мирддин быстро проделал все эти манипуляции, достав из тайника крупный прозрачный шар и подставку к нему. Небольшие манипуляции с камином, что бы зажечь его (после ворожбы ему обычно резко становилось холодно), чародей с комфортом расположился в кресле.
Увиденное вызвало смешанные чувства - зная горячую головушку Артура, можно было и не рассчитывать, что тот смиренно останется ждать в замке. А значит и самому Мирддину пора собираться в дорогу. Отпускать в такое путешествия друга в одиночку - верх бесчестья. Хоть чародей и не был рыцарем, но это слово не могло быть пустым в стенах Камелота.
До обеда он пытался узнать, куда же им направится (оказалось, что через горный перевал), собирал вещи, и следил за моментов, когда присоединится к Артуру. Выбирая, какие склянки с зельями быстрого действия взять, а какие вряд ли понадобятся, Мирддин едва не пропустил момент, когда нужно выходить. Закидав в малую наплечную сумку кошелек с монетами (мало ли что), заткнув за голенище сапога полностью серебряный нож (мало ли кто), Мирддин накинул на плечи основную пухлую котомку с походным набором и рванул прочь из комнаты, вниз по ступеням, в сторону конюшен.
О том, что Артур поедет без него и мысли не было.

+7

5

Колокол звонил долго и тревожно, отдавая набатом в каждом жителе Камелота. Для кого-то - отзвуки ночных кошмаров, для кого-то - мелодия для души. Вопреки расхожему мнению, у рода Пентрагонов было много врагов за пределами и внутри дворцовых стен. Дис не причисляла себя к их числу, но и поклонницей королевской семьи не была и быть не могла. Те, в чьих жилах "нечистая" кровь, не могут чувствовать себя в безопасности в самой безопасной крепости в мире.
Дис скользнула за угол стены и вжалась в проем, прячась от очередных рыцарей. В замке царила такая суматоха, что проскользнуть незамеченной не составило большого труда. Особенно, когда знаешь эти стены, в которых когда-то пришлось марать руки грязной работой. Но все это определенно того стоило, определенно... Придерживая на голове капюшон, девушка поспешила в западное крыло, безошибочно следуя к одной-единственной комнате, спрятанной в бесконечных переходах каменных стен. Там, в этой комнатушке, притаился предатель Камелота - у самого носа короля, по его правую руку, побратавшийся не по крови, по зову сердца. Это был смелый поступок, но такой безрассудный и глупый, что впору было бы усомниться собственным предсказаниям. Но Дис не ошибалась. Никогда. И эта наивная юношеская глупость сейчас оказалась так на руку.
Дис спешит, она знает, когда король покинет Камелот в окружении двух своих ближайших друзей и подданных. Знает, куда он отправится. Знает, где потеряет след. Знает, как скрытая от посторонних глаз магия все же найдет нужный путь, вот только будет уже слишком поздно... Последнее вообще не подлежит сомнению. А потому ей нужно оказаться в этом маленьком картеже, нужно идти рядом с благородными мужьями, чтобы получить собственную свободу. Чтобы получить свое маленькое вознаграждение.
До последнего пролета остается всего несколько шагов, но Дис уже слышит поспешные чужие шаги, и тенью скользит в проем, оставаясь невидимой в темноте старых стен. Молодой человек пробегает мимо, стараясь успеть и не запутаться в собственных ногах. А девушка улыбается - нашелся.
- Эмрис, - ветерком срывается с ее губ, почти неслышным, скорее осязаемым. Имя скользит, ложится на плечи мага, заставляя остановиться. Никто не назовет его имя, кроме тех, кто может прикоснуться к неприкасаемому. Кроме тех, кому доступна магия. Она появляется из тени как по мановению волшебной палочки, подходит ближе и неспешно опускает капюшон. Светлые волосы опадают на хрупкие плечи, голубые глаза с мольбой и надеждой смотрят в глаза мага - Дис очаровательна в своей юности и напускной невинности. И она это знает. И будет пользоваться, пока не добьется своего. В конце концов, она пытается спасти свою жизнь. И таких, как она.
- Я нашла вас, - она все так же шепчет, улыбается несмело, оглядывает худощавого парня, словно спустившееся с небес божество. Впрочем, именно такое будущее для него она и видела. Такая сила, такая мощь, что не сразу и поверишь даже самой себе, своему священному дару. И как же она была благодарна Богам, что время еще не наступило, что перед ней просто маг, не имеющий малейшего представления о том, что же на самом деле представляет из себя.
- Я так спешила, так боялась опоздать! - она прижимает сжатые в кулачки ладони к груди, показательно тяжело дыша, но уже в следующее мгновение она бросается к нему, хватаясь за его руки и сбивчиво пытаясь донести до него одну-единственную мысль - она пришла, чтобы помочь. Она такая же, как и он. Они - вместе - могут помочь королю. Могут спасти королевство.
- Наша королева, наша возлюбленная королева пропала! Я видела это, видела в своих снах, - она говорит горячо, порывисто, как можно говорить только правду. - Она в большой опасности, вы даже не представляете! Если король Артур не найдет ее, будет слишком поздно... Я могу помочь, могу помочь и провести его по следу!
Дис на несколько мгновений замолкает, а после поспешно оборачивается, проверяя, пусты ли коридоры. Хотя и так прекрасно знает, что сюда сейчас никто не может проникнуть. Не пока она здесь с этим молодым магом.
- Я не знаю, как помочь, не знаю... - она понижает голос, низко опуская голову. - Только вы можете понять меня, Эмрис! Вы такой же, как я... Как же сказать королю, что мой дар, который проклял его род, может спасти его королеву? Помогите мне убедить его!
Дис не называет своего имени. Не говорит, откуда она знает о способностях мага. Она - испуганная волшебница, которая больше заботится о благе убивающего им подобных королевства, нежели о собственной безопасности. И все, что она могла придумать, это обратиться к тому, кто близок к королю. К тому, кто знает, каково это - скрывать свою суть от самых близких людей. К тому, кто настолько желает помочь Артуру, что не будет копать слишком глубоко, у кого просто нет на это времени, кто не заинтересуется будущей наградой.

+3

6

Артур уже все решил и был настроен серьезно. Но иногда так случается, что судьба вносит коррективы даже в самый убедительный твой план.
Ланселот отказался остаться в стороне. С одной стороны, это порадовало молодого короля. Как ни крути, а оказаться в чужих землях один на один с неизвестным противником и массой других проблем ему все же не хотелось даже несмотря на импульсивное решение отправляться одному. С другой стороны, эта идея ему не нравилась, потому что Ланселот был самым башковитым из рыцарей и при случае - при самом любом случае! - он мог бы с успехом заменить у власти самого Артура. Нет, тот бы не стал новым королем, но он смог бы принимать верные решения до поры до времени и остужать горячие головы других рыцарей.
- Артур, я поеду за тобой, даже если ты прикажешь мне остаться. Я не оставлю тебя одного. Кто-то должен прикрыть твою спину в случае опасности. И мне ты можешь доверять.
О, эта атмосфера братства. Любой другой бы уже лишился головы на торопливо организованном эшафоте, а лучше даже - не сходя с этого самого места и даже без палача. Отец Артура был крайне закостенелым человеком и не признавал никакого панибратства между правящей верхушкой и подданными. У Артура с этим было проще - может, ввиду молодого возраста, а может даже ввиду одиночества, он рано потерял семью и ему нужна была поддержка, а кому еще доверять, если не своим названным братьям? Все рыцари, что присоединились к нему за круглым столом, по праву назывались его товарищами и не кровными, но все же братьями, и этой семье король доверял, ими он гордился.
- Ланселот, - ловя коня за поводья, вздохнул себе под нос Артур. Он не мог ему запретить.. Точнее, мог, но не хотел. У них это вроде как было не принято. Разве можно приказать своему брату не опекать себя, не заботиться и не волноваться о себе? Чушь.
Однако, теперь ситуация в корне менялась. Если они собирались выдвинуться вдвоем, им стоило подумать о провианте - хотя бы на первое время. О вооружение. Еще о чем-то, о чем Артур сейчас не хотел думать, но был вынужден.
- Нам нужно подготовиться, - с неохотой признал.
Артур видел себя одного в лесу. Он знал, что сумеет обеспечить себя пойманным зайцем или поставить силок на глухаря или тетерева. Верный меч защитит его от недругов и зложелателей. Но если рядом будет кто-то еще, о ком также, как и о себе (и даже больше!) нужно позаботиться, то король не мог быть так безрассуден. Снова вздохнув, он погладил коня по морде. Кажется, они слишком рано выскочили во двор, но возвращаться не хотелось - говорят, дурная примета.
- Нам нужна еда, вода, прочий провиант. Запас хотя бы дня на три-четыре. Походные плащи, мечи, может, что-то еще по мелочи, - обращаясь к слугам, мрачно повелел молодой король. Непривычно будет справляться в лесу своими силами, но слуг взять в этот поход они не могли. Поэтому - пускай хоть в путь их проводят те, кому было привычно заниматься рутинными поручениями.
Оставаясь стоять посреди придворцовой площади чуть поодаль от центрального крыльца, Артур скинул с плеча набитый всякой всячиной мешок, что собирал сам, и привязал его к седлу. Вскинул взгляд светлых глаз на дворцовые стены, освещенные яркими золотистыми лучами солнца. Нашел глазами окно, из которого будущая королева обычно наблюдала за ним из своей комнаты, когда он тренировался где-то здесь же или спешил по своим делам, уезжая со свитой или рыцарями. Джиневра всегда провожала его, если не лично, то хотя бы взглядом из своего окна, и это приносило Артуру удачу. Но сейчас витраж ее комнаты был пуст и темен, и у короля защемило сердце (в который раз за это утро).
"Я спасу тебя! Только дождись."

+3

7

Рыцари Артура были верны и преданы своему королю, они исполняли любой его приказ и были готовы отдать за него свою жизнь. И порой их преданность выливалась вот в такие упрямства и категоричные отказы покинуть своего короля. Даже под страхом наказания. В конце концов, Ланселот оставлял Камелот в хороших руках, Гавейн никогда не подведет Артура, да и другие рыцари присмотрят за округой, пока король спасает свою королеву.
"Джиневра..."
Имя чужой женщины болью отозвалось в сердце. Ланселот чувствовал себя едва ли не предателем за то, что его глупое сердце посмело желать возлюбленную Артура. Он никогда бы не осмелился и взглядом выдать себя, но сейчас едва удерживался от поспешных и глупых поступков. Ему хотелось подгонять короля, настаивать на том, что к черту все эти припасы и дополнительное оружие, они справятся сами, лес станет им защитой и пропитанием, они должны спешить! Но разве мог он повести себя столь дерзко сейчас? Кому, как не ему понимать, как стремится Артур покинуть эти стены и кинуться в погоню? Они желали одного, стремились к одной-единственной, и ради нее они должны пройти весь путь, не рисковать понапрасну и не тратить время в пути на охоту. Нужно было просто немного подождать...
Со скрипом сжимая поводья своего коня, Ланселот насилу улыбнулся своему другу. Артур не спорил с ним, молчаливо разрешая следовать за ним. Если бы он только знал, если бы только догадывался... Смогли бы они остаться столь же добрыми товарищами? Или это разрубило бы их узы раз и навсегда? Ланселот не мог так рисковать, не из-за того, чего никогда не будет. Он любил будущую королеву - какие уж тут надежды? Ему остается только порадоваться за то, что они будут счастливы. И их союз принесет благо всему королевству...
Какие избитые слова! А ему нужно за них цепляться, чтобы не совершить промах, чтобы не выдать себя, чтобы с достоинством встретить взгляд Джиневры, когда они вызволят ее на свободу. Ланселот знает - теплый взгляд карих глаз скользнет по его лицу, она едва заметно улыбнется ему и поблагодарит чуть опущенной головой. Они не могли позволить себе большего, будущая королева не должна выказывать особого расположения ни одному из рыцарей. И уж тем более они оба не должны помнить о том, что было когда-то "до". Ради Артура. Ради всех.
Стараясь сейчас не думать о том, что будет после, а сосредотачиваясь лишь на поиске, Ланселот вскинул глаза на своего короля. Замечая его задумчивость, невольно проследил за чужим взглядом, что, закономерно, застыл на пустующих темных окнах опочивальни Джиневры. Обычно она всегда провожала Артура и его рыцарей в путь, всегда молилась за их возвращение и осеняла крестным знамением. Уходить без ее оберегов было так непривычно, словно ты забыл что-то чертовски важное, что спасет и поможет в дороге. Но Ланселот не мог позволить себе горевать по этому поводу, он нужен был своему королю. Другу. Которому было сейчас наверняка еще хуже, чем рыцарю. В конце концов, Джиневра выбрала его, и он познал ее взаимность, а после потерял...
- Мы найдем ее, Артур. Найдем и вернем под венец. Ни на день не задержится торжество, - мужчина уверенно улыбнулся, вскидывая руку и сжимая пальцами плечо короля. Ему нужна поддержка, ему нужна еще большая уверенность в том, что никто не смеет соваться в Камелот, потому что кара настигнет его. И в этот раз никто из них не проявит милосердия. Потому что враг напал на сердце самой страны, покусился на самое святое. И нет ничего страшнее, чем мужчина, потерявший свою единственную любовь. Они вырвут ее из чужих когтей, чего бы это не стоило.
- Совсем скоро ты вернешь свое сердце, - кивнув мужчине, Ланселот отнял руку и все же отвернулся от короля, принимаясь усердно проверять подпругу. Он просто боялся, что Артур рано или поздно разглядит за беспокойством такую же боль утраты, как и у него самого. А этого нельзя было допустить, никак нельзя.

+4

8

офф

Заранее прошу прощения, так как внятно не нашел описания молодого Мерлина, приметы взял из головы, а так же использовал парочку отнюдь не своих цитат =3

Мирддин летел вперед, вслед за ним развевались обрезанные по плечи волосы, а люди поспешно отскакивали с дороги. В этот день все куда-то бежали, и несущийся во всю прыть еще один молодой парень никого особо не удивил. Пару раз его заносило на поворотах, один раз он даже чуть не сбил слугу с полным подносом серебряных кубков. «Хорошо наличность взял» - мгновенно мелькнуло у него в голове, прежде чем мысль вернулась на первичный круг (дорогу до конюшен он помнил наизусть, так что о поворотах можно было не волноваться).
А вот что действительно вводило его в замешательство,  так это туманность нахождения королевы. Если можно выразиться, «карьера» Мирддина началась в далеком смутном детстве, когда невинные игры заставляют взрослых закрывать глаза на реальное происходящее, и не то что бы парень был этому не рад. Возможно, даже наверняка, его родители знали о его наклонностях, но предпочли сделать вид, что ничего не происходит. Ни разу маленький Мирддин не заблудился в лесу, ведь если он терялся, лисица или сойка всегда подсказывали дорогу домой; волки не трогали ребенка, а совы доброжелательно ухали, пролетая под окном. Он ловко разбирался в свойствах растений и даже камней, и словно видел недуги других.  Однажды он предсказал сколько детишек родится у одной из кухарок. Позже, она же ему и посоветовала держать все в тайне. Крестьяне, народ простой, верящий в «опасные знания», но страх застилает глаза, заставляет ходить ходуном руки, затуманивает разум. Толпе всегда нужен будет козел отпущения, и добрая кухарка от всего сердца не желала такой участи мальчику.
«... Тысячи людей, поражённых страхом на всю жизнь, будут беспощадно учить страху своих детей и детей своих детей.»
Жизнь при дворце очень быстро научила парня скрытности, но на свои способности в общем-то не жаловался. Он чувствовал, что растет, оттачивал втихомолку свои навыки. Побывал на друидских собраниях, познакомился с другими чародеями. И все было в целом ничего… до сегодняшнего дня. Какой-то туман покрывал воров королевы, путь, которым они ее увезли, их лица, голоса. Лишь очень примерно, Мирддину удалось установить ее местонахождение. Осторожная догадка робко стояла в дверях. «Здесь замешана магия.» Это заставляло шевелится волосы на затылке от возбуждения – еще ни разу Мирддину не доводилось сталкиваться в противостоянии с другим колдуном.
Внезапно сорванное с губ еле слышное имя заставило сердце парня споткнутся; дыхание перехватило и он было конвульсивно дернулся в сторону, прочь от источника голоса. Но в следующую секунду, ухватив взглядом молодую девушку. Золотистые волосы ореолом окутывают ясное личико с чистыми аквамариновыми глазами, хрупкие плечи дрожат, тонкие руки прижимаются к ее груди…
Но ничего из этого Мирддин не замечает, в одно мгновение сметая девушку в угол и закрывая своим телом. Вокруг не души, это первое, что он отмечает, два вдоха, и уже можно внимательней приглядеться к незнакомке. Она искала его, девушка, с несомненным магическим даром, как сказали бы люди, «его рода, его племени».
- Тише же ты, не кричи. И не называй меня здесь Эмрисом, зови Мирддином. – яростно зашипел он, пребывая больше в растерянности, чем в озлобленности. «Она что-то видела во снах, возможно, ей удалось узнать больше, чем мне. Хах, где один чародей, там и еще парочка не повредит, да?» - усмехнулся он про себя. Хотя как маг не старался, ее лицо никак не всплывало в памяти собраний. Впрочем, может кто-нибудь рассказал ей о нем? Как-никак, при дворе обитает.
Но времени на раздумья не было ни грамма, он и так опаздывал.
- Мы ничего не скажем королю. – он тяжело вздохнул, весьма смутно понимая, как объяснить Артуру наличие девушки в строю. - В травах разбираешься? На, держи. – Он вытажил один из увесистых мешочков из котомки. – Как тебя, кстати, зовут? Пристрой к себе на пояс, или еще куда, будешь за травницу. И не вздумай потерять! – на всякий случай предупредил он ее. «А иначе все коту под хвост.»
- Не отставай. – обронил парень уже ускоряясь дальше. До конюшен осталось всего ничего.
Как оказалось, он успел. Протолкнувшись сквозь поток слуг, явно собирающих вещи, Мирддин, весьма довольный собой объявился пред очами своего короля.
- Арти, без меня никуда ты не пойдешь. И не поедешь.«и тем более не полетишь», заявил с ходу друг короля, сразу беря быка за рога. Твердый, не по годам твердый спокойный взгляд тощенького парня, даже не самого лучшего мечника. Но Мирддин хорошо ориентировался в диких местах, (получше многих рыцарей!) и рассчитывал использовать свое умение как одну из ведущих причин. «Тем или иным путем. К тому же с нами та девушка, ее сны, она должна хоть что-то знать.»
- Твои охотники не догнали похитителей, но я смогу взять их след. Возражения не принимаются. - К тому же, тут уже был Ланселот, что вообще-то облегчало задачу присоединения. Один Артур мог ломанутся куда угодно, но небольшая компания охладит его пыл. Все же лидером их король был отменным, и не позволит им всем рисковать зазря. Кстати, о компании, как раз подошла юная колдунья.
- Она хорошая травница, не даст нам пропасть. Знаю, знаю, что ты уже хочешь возразить, но послушай, Артур, - он специально выделил слово «послушай», - нам не помешает подобная поддержка в столь тонком деле.
Какой-то мальчишка подвел двух дополнительных коней (ладно, ладно, это было почти добровольно), и Мирддин выхватил у него поводья.
- Едем?

Отредактировано Iceman (2014-04-11 03:27:06)

+3

9

Дис шла на риск. На очень большой риск — Эмрис мог не признать ее, просто отказаться слушать и не пожелать чужой помощи. Тогда все бы пропало — ни королевы, ни процветающего государства, ни законного наследника... Она просто не могла этого допустить и не могла потерять единственный шанс на то, чтобы вернуть в Камелот магию, от которой так безжалостно его очищали последние десятилетия. У нее была одна-единственная попытка, чтобы без лишнего шума отправиться в путь вместе с королем и его приближенными. И вся надежда была на то, что Эмрис славился своей преданностью, добротой и искренним желанием помочь всем нуждающимся. Он не мог ей отказать, просто не мог. Не должен был...
Невольно испуганно охнув, стоило волшебнику прижать ее в темном углу, Дис вскинула растерянный взгляд. Она не ждала агрессии и не делала поспешных выводов. В конце концов, вряд ли он ожидал услышать это имя в бесконечных коридорах дворца.
- Простите, простите, - поспешив извиниться, Дис и сама вцепилась холодными пальцами в руки волшебника, не позволяя тому скрыться. - Я не должна была называть вас так, это слишком опасно...
Она не лукавила — это и правда было опасно. Для них обоих. Но сейчас время на вес золота, а она должна была не только обратить его внимание, но и заставить его услышать, остановиться, даже просто помыслить о том, чтобы взять с собой незнакомку, чтобы позволить ей приблизиться к самому королю. И это сработало, это остановило будущего величайшего мага. Разве оставит он здесь ту, что одной с ним природы? Разве не нужна ему будет помощь в дороге от той, что предсказывает судьбу? Эмрис — умен и талантлив, он сразу понимает, насколько увеличиваются их шансы на успех при ее участии.
- Конечно... конечно разбираюсь! Это же основа всего, - она не использует слово «магия», опасаясь быть услышанной, пусть пока никого и не видать в опустевшем переходе. Им ни к чему лишние риски, они еще встретят преграды на своем пути. Она знает. Она видела. - Я Дис, Дис Ля Фэй из Нижнего города.
Девушка поспешно переняла мешочек с травами, пристраивая его на поясе и пряча под темным плащом. Ей более не надо было ничего объяснять — в этом месте обитало самое бедное население. Разорившиеся земледельцы, не справившиеся с налогами гончары да кузнецы, пьяницы и забредшие нищие из ближайших городов. Там не водилось друидов, они давно бежали в леса, порешив оказаться как можно дальше от рыскающих повсюду охотников Пентрагонов, предпочитая свободу лесов, а не промерзшие насквозь обветшалые хижины. Если только кто-то не смог уйти, сумев спасти свое новорожденное дитя... Но сейчас было не время делиться историями, Эмрис и сам может все прекрасно понять. Или спросить, когда выдастся такая возможность...
- Спасибо... Спасибо вам, Мирддин, да хранит вас Господь, - девушка облегченно выдохнула, когда потянулась следом за юношей. Она думала, что все будет сложнее, что ей еще придется доказывать свое право оказать помощь — словами, уговорами, своими способностями. Но вот она уже спешит во внутренний двор, боясь, как и Эмрис, просто опоздать. Но небеса к ним определенно благосклонны, они успевают объявиться на площади до того, как король покинет свои владения. Она узнает его сразу — по осанке, по голосу, по окутавшему его ореолу силы и власти. Короля не нужно высматривать в толпе — он бросается в глаза, словно драгоценный камень меж серых булыжников. И Дис склоняется в низком поклоне, выказывая уважение правителю.
- Позвольте быть полезной вам, ваше величество, - девушка выпрямляется и вскидывает на Артура пронзительные яркие глаза. Она ловит его взгляд, смущенно улыбается и накидывает на белокурые кудри капюшон. Кто бы что ни говорил, но Дис искренне считает, что порой пользоваться дарованной тебе природой внешностью — это не во зло и не лицемерно. Ей просто нужно, чтобы ни у кого не возникло лишних вопросов, чтобы при одном только взгляде на нее возникло стойкое ощущение — подобный ангел и мухи не обидит. Возможно, это просто защитная реакция. Когда подобных тебе вешают и заживо сжигают — ты научишься многому, чтобы выжить. И потом, она же действует на благо всего Камелота! На благо друидов и других магов. И даже самого Артура.
Дис отходит на несколько шагов, словно прячется в тень, чтобы ее присутствие более так не бросалось в глаза. Перехватывает поводья у Эмриса и ловко сама запрыгивает в седло — с ней не придется нянчиться в дороге, она не отстанет и не станет обузой. Пожалуй, для короля сейчас это едва ли не самое важное в приятии решения о том, стоит ли брать с собой еще людей. Дис не уговаривает и не произносит больше ни слова, только скользит мимолетным взглядом по сэру Ланселоту. Вот теперь все так, как и должно быть. Начало пути — точное повторение ее вещего сна.  Они все на своих местах.

+3

10

Слуги готовили провиант и снаряжение к отъезду. Кто-то толкался ближе, кто-то - поодаль, но это неминуемо собрало вокруг кольцо из задействованных или просто заинтересованных. Артур старался не замечать чужих взглядов, сочувствующих, испуганных, непонимающих или сопереживающих, ему сейчас не нужны были советы, поддержка или отличное от своего мнение, он просто хотел уже рвануться в путь и отвоевать будущую жену в безраздельное владение.
- Совсем скоро ты вернешь свое сердце.
Мужчина молчаливо кивнул, но отвечать не стал. Ланселот сказал все правильно, его поддержка бодрила короля. Очень скоро они нагонят похитителей и накажут их со всей строгостью, а Джиневру с почестями вернут в лоно дворца. Наверное, это был не очень четкий план, зато хороший.
Переставая гладить лошадь, Артур еще немного порассматривал окна покоев будущей жены, а потом захлопал в ладони, нетерпеливо подгоняя служек - пора было заканчивать со сборами. Ни о чем другом ему все равно не думалось, сердце рвалось в дорогу. Вскоре он погрузился на навьюченную тюками с провиантом и походной всячиной лошадь, в последний раз осмотрел придворцовую площадь, скользнул взглядом по поднятым к нему лицам, полным тревоги и надежды - и, глубоко вздохнув, тронул поводья......
- Арти, без меня никуда ты не пойдешь. И не поедешь. - родился возмущенный голосок среди толпы, и Артур поморщился. Им мгновенно овладела шальная мысль пустить лошадь галопом и скрыться в лесу, но это было как-то не по-королевски, поэтому мужчина обреченно замер. Рот раскрыл, конечно, чтобы поспорить, но даже слова вставить не успел. Мирддин был болтлив и напорист, как и обычно.
"Только его не хватало на мою голову!"
Нет, парнишка, несомненно, был способным, умелым, а главное всегда умудрялся появляться в нужном месте. Он частенько прибивался в компанию рыцарей, мужчины благосклонно к нему относились и иногда даже поучали опытом, учили уму-разуму. Однако сейчас они ехали не на развлечения и даже не на охоту или проверку в ближайшую деревеньку; они собирались в опасный (возможно, смертельно-опасный) поход, и детям там не место. К слову разница в годах между ними была небольшой, но корона не знает возраста: Король есть Король и обязан выполнять свои обязанности в любом возрасте, приняв корону. А Мирддином рисковать не хотелось.
- Что скажет твой отец? - качнул головой, обреченно следя, как парнишка карабкается в седло подведенной лошади. Откуда вообще взялась запасная лошадь? Что за произвол, почему мнением короля никто не интересуется? - А что я скажу твоей матушке? Ты представляешь, как они станут убиваться, не обнаружив тебя за ужином?
Он утрировал, конечно, Мирддин достиг того возраста, когда даже родители отступают перед самостоятельно принятыми решениями своей драгоценной деточки. Однако, как полагал Артур, это могло охладить пыл юноши - тот с детства был неконфликтным и родителей чтил; вероятно, это заставит его передумать.
Переводя взгляд на представленную девушку, Артур почти закатил глаза - "Еще одна на мою голову!" - но что-то его удержало. Пару мгновений пытливо смотря в яркие глаза незнакомки, Артур уже в следующее же мгновение отступил - пускай едут, жалко ему, что ли? Конечно, он собирался отказать обоим, но лишь молча вновь тронул поводья, пуская свою лошадь вперед и подавая знак трогаться всей процессии.
"Выехал один, как же..", - раздосадованно подумал и закусил губу. Он ощущал себя обманутым ребенком, которому обещали самую большую порцию фруктов, а в итоге вынужденно разделили на четверых.., но быстро успокоился. В конце концов, друзья познаются в трудностях, а сейчас с ним случилась настоящая беда - и не нужно было оглядываться через плечо, чтобы сделать верные выводы о верности и преданности.

Лошади мерно доцокали по каменной мостовой и вскоре вынесли путников за ворота дворцовых территорий. Протоптанная дорога уводила в густой лес, но пока вокруг простирались мирные территории Камелота, им нечего было страшиться.
- Мы припозднились, - поднимая лицо, Король приставил ладонь козырьком ко лбу, сверяясь по солнцу. - Нужно до вечера достигнуть границ территорий Камелота, там разобьем лагерь, - будь он один, то гнал бы всю ночь без устали, но с ним были люди, он не мог рисковать ими бездумно.
Пока дорога была одна, можно было не волноваться. Артура больше заботила развилка впереди, но он надеялся, что сердце ему подскажет верный путь.
- Держим темп, отстающих не ждем. Отбившийся возвращается назад самостоятельно, - кинул через плечо.
Король оставался Королем, сейчас он был и главой, и воеводой, даже с присевшими ему на хвост друзьями держась строго. Они должны изначально понять тот факт, что они не на прогулку выехали и от их действий будет зависеть очень и очень многое; тот, кто этого не понимает или не может оказать посильное содействие - будет исключен из отряда мгновенно.
Жестом подзывая Ланселота ближе, Артур понизил голос.
- Что за девчонка? Впервые ее вижу, - Мирддин вечно водился со слугами и простолюдинами, но навязывать их в компанию самому королю у него раньше идей не возникало. Что же изменилось в этот раз? - Присматривай за ней, - со вздохом попросил, хотя не думал, что она сумеет им навредить; скорее, сама себе, если случайно сверзится с лошади или запутается золотистыми волосами в колючих ветках. Женщины.
Обмениваясь с рыцарем о многом говорящим взглядом, Артур задумался о том, как приспособить этих двоих к делу. С девушкой все понятно - ненужный балласт (который, он надеялся, вскоре сам отстанет и вернется во дворец), а вот Мирддин мог статься полезным. Вскоре жестом подзывая и его, король указал кивков головы на вот-вот раздваивающуюся дорогу.
- Гавейн говорил, ты в лесу как рыба в воде. Что скажешь о направлении?
Гавейн часто кого хвалил и много кого любил (ни одной юбки не пропускал), но редко ошибался в людях. Артур склонен был доверять мнению своей правой руки.

Отредактировано Hawkeye (2014-04-17 17:02:04)

+3

11

Ланселот желает уже двинуться в путь. Чувствует такое же нетерпение своего Короля, которое даже без слов подгоняет всех в округе. Каждая минута промедления кажется роковой, каждый отложенный миг отзывается глухим стуком сердца – что, если не успеют? Что, если вот прямо сейчас Джиневре грозит опасность? Что, если бы они выехали сразу и догнали бы уже похитителей всего через несколько часов бешеных догонялок со временем? В голове крутиться так много вопросов, и Ланселот не может устоять на месте.
Он ловко забирается в седло, придерживает своего норовистого коня, что чувствует желание хозяина мчать во весь опор. Конь неспокойно перебирает копытами, фырчит и натягивает поводья, почти не реагируя на успокаивающие поглаживание по холке. Ланселот не ругает своего товарища, не впивает острыми шпорами тому под бока, только похлопывает и пытается удержать, надеясь, что уже чуть-чуть, вот-вот, и ему не придется этого делать. Они помчатся вперед, без остановок, пока кони не начнут брызгать белой пеной, пока они сами не начнут валиться из седел от усталости. Артур поймет, Артур желает того же.
Рыцарь не скрывает облегченной улыбки, когда все же Король дает приказ выдвигаться. Их провожают десятки обеспокоенных взглядов, но они просто не могут зацикливать на этом внимания. Они едут не только за тем, чтобы склеить свои сердца обратно, не только за тем, чтобы вернуться возлюбленную женщину – они едут за самим будущим Камелота и сейчас не могут оглядываться назад. Впрочем, есть люди, которые все равно заставят тебя это сделать…
Ланселот с трудом удерживает своего коня на месте, когда слышит ребяческий голос за спиной. Он был бы рад компании Мирддина в любой другой раз, но сейчас они так спешат, что очередная задержка ножом проходится по сердцу. Но рыцарь заставляет себя вымученно улыбнуться и вопросительно посмотреть на Артура. Тот же понимает, что еще несколько людей в их маленький отряд, и о быстрой погоне не может быть и речи? В таком случае можно было собрать уже всех рыцарей Круглого стола! И, не в обиду Мирддину, но от них было бы намного больше пользы после того, как они наткнулись бы на неприятеля. Но Ланселот знает точно, Артур никогда не отказывает своему другу детства. Тому вообще сложно было отказать, если быть честным…
Ланселот, как и Артур, не скрывает своего удивления, заметив в предлагаемые попутчики еще и совершенно незнакомую девушку. Рыцарь изучающим взглядом скользит по миловидному личику, на долю секунды заглядывает в невообразимые глаза, и не чувствует никакой опасности. Только вот зачем такому нежному созданию вдруг отправляться в столь опасный путь? Уж не за Мирддином ли спешит, глупышка? Ох уже эти женщины, порой делают что-то совершенно странное, чтобы произвести впечатление. Но это не значит, что не стоит держать ее в поле зрения. Слишком уж внезапно она тут объявилась, Мирддин, хитрец, ни словом не обмолвился о новой девице.
Артур молчаливо дал добро на творящийся беспредел и первым покинул ворота Камелота. Ланселот поспешно последовал за ним, подмигивая везунчику Мирддину и бросая смешливое "пострел везде поспел", и пристроился по правую руку от Короля, оставляя невольных попутчиков позади. Пока они на землях Камелота, нападение со спины им не опасны, а уж атака в лоб они с Артуром встретят с мечами наголо.
Невольно задумываясь о возможных ловушках и трудностях, рыцарь не сразу уловил едва заметный жест своего Короля. Извиняюще склонив голову, Ланселот подъехал ближе, чтобы любопытные уши позади них не услышали, о чем могла идти речь. Возможно, Королю хотелось поделиться своими опасениями?
- Я подумал о том же, - тихо откликнулся Ланселот, вновь невольно бросая взгляд через плечо на молчаливую девушку, что отправилась с ними в поход. Мирддин, конечно, тоже присмотрит за своей протеже, но если все так, как показалось рыцарю, то глаза мужчины чаще всего закрыты в пору влюбленности и безумных поступков ради дамы сердца. Ланселот знает, он сам творил много постыдных глупостей… - Все будет хорошо. Думаю, после первого же перевала она покинет нас. Столь хрупкие создания не приспособлены под тяготы рыцарских будней.
Впрочем, дело было не только в подозрительности. Ланселот, как наверняка и сам Артур, просто не хотели подвергать еще кого-то столь безумному риску. Особенно, совсем юную девушку, что никакого отношения ко всему этому и не имела. Мирддин - это же другое дело. Он как-то априори имел отношение ко всему, что касалось Артура.

+3

12

Получив негласное одобрение Артура и добродушное "пострел везде поспел" Ланселота, Мирддин лучезарно улыбнулся и приторочил сумку к седлу. Воззвания к совести не сработали, единственное, что удивляло, так это легкость, с которой рыцари согласились на внезапную (и для самого мага) спутницу: Мирддин здесь не был замешан. Это заставило его недоверчиво оглядеть девушку, но пока промолчать. В конце концов, дорога дальняя, а им предстояло работать вместе, да так, чтобы никто не уследил.
Взобравшись в седло, он немного поерзал, устраиваясь поудобней на караковой лошадке и тронул поводья, устремляясь вслед за лидером. По пути он невольно оглядывался на проплывающие мимо дома и вывески, надеясь вспомнить, все ли взял. Но застряв в толкучке перед выездом из замка, он в конце концов плюнул на это дело: всего в голове не удержишь и не предусмотришь, в конце концов, от голодной смерти они не умрут, от ран средней тяжести, пожалуй, тоже. От парочки ядов сможет уберечь… Ну, а дальше, что ж, в конце концов, и он не Творец. Да и девушка с ними едет, подсобит, если что.
Стражники поспешили открыть ворота, и вот, цокот копыт по мощеной камнем мостовой сменяется глухим стуком подков по изъезженному тракту у главного въезда. Пока они бодро ехали вдоль дороги, Мирддин усиленно соображал дальнейший путь.  Горные пики в целом находились можно сказать прямо по курсу, но самих горных перевалов несколько, а сам парень бывал лишь в предгорьях. Ехать предстояло несколько дней, и только через день закончится их территория. Рыцари, тем временем, о чем-то тихонько шептались (не иначе как о захвате целого королевства, если таково понадобится), а сам тем временем тихо обратился к девушке.
- Дис, - он на всякий случай скосился в сторону бравых мужчин, - какая у тебя специальность?
Вообще-то, этот вопрос надо было задать вторым после «какого черта??». Не то что бы чародеи делились по специальностям, но, как и в любом другом деле и у обычных людей в том числе, всегда есть что-то, что дается лучше, как певец выводящий низкие или высокие ноты, художник по холсту или глине. Девушка сказала, что видела вещий сон, но такое может быть почти у любого мага… К тому же, выглядела девушка совсем молоденькой, можно даже сказать юной, а значит она вряд ли успела ухватить широкий аспект в практиковании магии. Все эти мысли вернулись по кругу к той самой, с которой он почти встретил Дис.
«Где один маг, там и еще двое? Нет, получается не так. Где двое магов, там наверняка, да даже обязательно затесался третий.» Тогда было более-менее понятно, почему он не смог сразу найти королеву. Причем, был бы чужой человек, но Джиневру он видел почти каждый день, если не уезжал из замка, и был довольно близко знаком. Пару раз они даже танцевали на балах, под зорким взглядом Артура; но хвала небу, не ревнивым: Артур знал, что во первых Мирддин ни за что не покусится на избранницу своего друга и короля, а во вторых сколько не была прекрасна и безусловно умна Джиневра, она не увлекала его. Лишь другой чародей мог замести следы за похитителями. А теперь самое интересное: заметать следы имеет смысл, если точно знаешь, что напорешься на другого чародея. И это в Камелоте, где магия запрещена минимум пара десятков лет! Выходит, что и этот неизвестный знает его, возможно даже предполагал, что Мирддин поедет с Артуром. Кажется, дело назревает серьезней, чем казалось на первый взгляд.
Из глубоких раздумий его вывел голос Артура, отчего чародей немного рассеянно огляделся. Оказалось, что они доехали до первой крупной развилки. Вокруг уже начали сгущаться сумерки, чирикали вечерние птицы, людей вокруг не было, только пара путников вдалеке. Если взять на десяток миль восточнее, можно было попасть в Рассветную Чащу, где иногда собирались молодые друиды, еще не имеющие права присутствовать на закрытых собраниях в Запретной Чаще. Ходили слухи, что последнюю охраняют могущественные духи, которые видят всех насквозь и их невозможно обмануть.
- Гавейн говорил, ты в лесу как рыба в воде. Что скажешь о направлении?
Мирддин кивнул, слезая с коня. Тот фыркнул, тряхнув косматой гривой, в которой уже успели запутаться пара елочных иголок. Предстояло более чем щекотливое дело. Пройдясь вдоль обочины, он немного углубился в кусты и присел на корточки, осторожно раздвинув поломанные колючие ветки. Они почти доехали до того места, где брошенные на поиск люди остановились, но пока дорога вокруг была еще утоптана. Он провел ладонью над самой землей, шепча приветствия. С легким мерцанием из под притоптанной земли приподнялись многочисленные побеги: похоже, он слегка перестарался, взрастив вдобавок спящие семена. Погладив их по верхушкам, Мирридн сосредоточился на цели поиска. Растения не видят и не слышат в обычном человеческом понимании, но могут запоминать ауры и энергию. Правда, не очень долго. Несколько из ростков покачались из стороны в сторону и уверенно наклонились направо. «Значит с тракта они первое время не сворачивали.» В целом, это было недурным решением – проезжая дальше был мало заметный съезд, уходящий глубоко в лес, которым удобно пользоваться ,если хочешь скрыться от посторонних глаз, даже без магии. Вот только сколько было похитителей? Маг вряд ли с ними был, чтобы скрыть следы, нужно было хотя бы остановиться, так как на ходу чаровать было не слишком удобно, а некоторые вещи и вовсе невозможны. Столько еще предстояло узнать.
- Нам направо. – Мирддин пошуршал для виду и поднялся. «Теперь осталось уговорить его поскорей устроить ночлег, что бы не проворонить в темноте ту замечательную лазейку.» - Артур, нам лучше разбить лагерь не позже полного заката. У меня есть догадки насчет дальнейшего продвижения, не хотелось бы потом ходить кругами. – он слегка пожал плечами, как бы выражая покорность решению Артура, каким бы оно ни было, но при этом настаивая на своем предложении. Подойдя к своему коню он с легкостью вскочил в седло, бросив предостерегающий взгляд на Дис. Вот дождется ночлега, тогда он сможет с ней потолковать наконец-то по нормальному.

+5

13

Мужчины всегда были более ведомыми, чем женщины, что бы они там сами о себе не думали. Достигали великих целей, если рядом была умная женщина, устраивали кровавые войны за улыбку женщины, готовы были согласиться на любые безумства ради миловидного личика. Дис же, в свою очередь, ради этих самых великих целей была готова воспользоваться не только своими природными данными, но и своими несомненными чародейскими талантами. Если бы Мирддин только знал, насколько важен этот их поход в будущем самого государства, он бы не упрекнул ее в том, что она попросила короля промолчать. Мысленно, одним взглядом своих глаз. Когда-нибудь и он скажет ей за это спасибо. В тот самый день, когда распахнет ворота Камелота для всех чародеев, что когда-то были изгнаны. Великое настанет время. Свободное, долгожданное... И ради этого им просто нужно было добраться до нужного места! Она же не сделала ничего плохого, верно? Но признаваться в этом все равно не будет. Эмрис слишком любит своего друга, чтобы простить даже такую малость, несмотря на то, что от этого могут зависеть жизни и Артура, и Женевры. А сама Дис всегда умела промолчать в нужный момент...
Пристраиваясь в конце их небольшого отряда, Дис некоторое время наблюдала за Ланселотом. Она все видела, она все знала, ей оставалось только удивляться слепоте Короля, что не видел предателя по правую руку от себя. Не то чтобы это действительно было ее делом, но он не принесет Камелоту ничего хорошего. Впрочем, его присутствие именно в этом преследовании, пусть и предсказанное, совершенно необходимо. У них у всех тут уже расписаны наперед все роли. Она никогда не ошибается в своих предсказаниях. Никогда.
Невольно задумавшись о дальнейшей дороге, Дис очнулась только на тихий голос Эмриса рядом. Вскинула голову и тихо улыбнулась, склоняясь к нему чуть ближе. Негоже, если их услышит Король и его верный подданный, для них неведение сейчас — самое лучшее. Пока им не объяснишь, что два сильных мага в дороге — это не только к успеху. Это ежеминутная помощь, практически полная безопасность, а, главное, всегда верный путь. Но ничего... Совсем скоро все изменится. И вот уже это толкало вперед именно Дис.
- Я ведунья, - признается Дис, привычно смотря собеседнику аккурат глаза в глаза. Она так привыкла, так люди думают, что ты честна, что ты говоришь им правду, а не врешь изо дня в день, притворяясь обычным человеком. А еще — ты тоже видишь, насколько честен с тобой стоящий напротив человек. - Я ведую о прошлом, настоящем и будущем. И я прекрасная знахарка. Мои защитные заклинания достаточно сильны. Но... я не владею боевой магией.
Она говорит на грани слышимости, Эмрису наверняка приходится прислушиваться, несмотря на то, что она почти касается своим плечом его. Но она не будет глупо рисковать и свободно говориться о собственных талантах. Даже этот разговор чертовски опасен для них обоих... Дис смотрит почти виновато, заранее предупреждая о том, что в битве от нее не будет почти никакого толка. Разве что отвести удар, оберечь, но уж точно никак не сразить противника. Да и она очень надеется, что ее дар целительности им не понадобится, хотя и знает, что им не обойтись без трудностей в их коротком путешествии. Зато она сразу дает понять Эмрису, что даже если тот заплутает, даже если потеряет след, а он точно потеряет, она это знает, Дис выведет их небольшой отряд на верный путь. Она не сможет сказать этого вслух, но ее словами станет сам Эмрис.
Дис не успевает спросить, в чем же силен маг — Артуру уже нужна помощь, и девушка будто ощутимо снова сразу уходит в тень, находясь и рядом с мужчинами, и в то же время блуждая где-то на границе, будто боясь их нарушить. Если она сейчас будет бросаться в глаза, это будет нехорошо. Она им еще никто, они ей не доверяют, а ей совершенно не хочется быть отосланной сейчас назад — история должна твориться в этом маленьком отряде, и ей необходимо было быть здесь. Так что она предпочтет просто на время уйти в тень. Так и Эмрису будет проще, не надо будет снова пытаться оправдать ее присутствие.
Дис с интересом смотрит на изыскания Мирддина, хотя им обоим наверняка известно, что это не более, чем трюк сейчас. Девушка помнит, до какой развилки сможет довести их юный маг, да и что дорожка это подсмотрена отнюдь не человеческим взглядом. Вот оно, то самое, от чего ей особо хочется избавить их всех. От необходимости врать даже самым близким людям. Даже о такой мелочи в таких важных вещах.
- По этой тропинке, - Дис подала голос, но очень тихо, боясь потревожить серьезных мужчин. Но она знала эти места лучше, чем кто бы то ни было, так что вполне могла рассказать и о маленьких плюсах того, что им следует повернуть направо. В конце концов, что удивительного в подобных знаниях, если ты вырос в этих местах? - Через несколько часов будет небольшой грот. В нем можно устроиться на ночлег, поблизости есть родниковая вода.
Она не уговаривала или что-то в этом роде. Она давала только выбор, а после отступала и притихала, мягким взглядом светлых глаз ловя взгляд короля. Всего несколько мгновений, почти сразу тоже опуская голову в знак смирения и послушания - все зависело от короля. Его слово будет последним.

+3

14

Ланселот разделил его тревоги, и Артур пару раз кивнул, стараясь не сильно коситься на ту девчонку, что зачем-то прихватил с собой их неугомонный Мирддин. Быть честным, молодой король в действительности больше переживал из-за того, что с необученным членом команды что-то случится по пути. Или она не сумеет совладать с лошадью, или испугается при первой же опасности. Это могло подставить их всех, не говоря уже о том, что и ее жизнь могла оказаться в смертельной опасности из-за необученности походным условиям.
Артур печально вздохнул себе под нос. Пока смысла гнать девчонку не было, они все еще топтались по родной земле. Но, стоит добраться до границы, им всем придется поговорить чуть более серьезно.
- Ты что там, в колючках запутался? - вновь обращая свое внимание к юноше, копошащемуся в кустах, участливо позвал Артур. В другое время он бы пошутил что-нибудь про "отошел отлить", но воздержался; девушка в команде плодотворно влияла на чувство юмора молодого правителя.
- Нам направо.
Король закатил глаза. Слава богу!
- Конечно, нам направо, - трогая поводья, заставил лошадь обогнуть мальчишку сбоку. Протянув руку, вскользь задел того по затылку, то ли одобрительно погладив, то ли таки отвесив легкую затрещину. - Это очевидно, балда. - "Но проверку прошел, так и быть."
Артур не любил красоваться.
Точнее, любил, ему по статусу было положено, но старался делать это дозированно.
Впрочем, он не стал разъяснять свое "очевидно". Может быть, пытался показать, что и сам знает свои территории как пять пальцев и уж покуда способен сделать верные выводы о направлении и сам. Или, вероятно, наметанный глаз охотника выдал ему правду о правильном пути. Как бы там ни было, логика была проста: с востока королевство обрамляли непроходимые горные хребты, сверни они налево сейчас - и через сутки упрутся в неприступные кручи гор; похитители наверняка тоже это знали (это знал любой младенец, рожденный на земле Камелота!), поэтому загоняться в ловушку навряд ли поспешили.
Уверенно направляя свою лошадь к западу, Артур бросил страдающий взгляд на Ланселота. Советы от попутчиков так и сыпались, будто из рога изобилия, но он так любил командовать сам! Ланс знал это, как никто другой.
- Тихо! - авторитетно заявил король, и его голос звучал крайне сурово. Жаль, что эха не образовалось, а то было бы еще внушительнее. - Я сам разберусь. Если потребуется - спрошу, а до тех пор...
Артур многозначительно умолчал конец фразы. Просто ему не хотелось играть в тирана и деспота прямо сейчас, он лишь хотел немного постращать молодежь, не более того. В конце концов, в совете он пока действительно не нуждался, и пускай эти двое не думают, что могут повлиять на его решение; молодость не знает страхов и запретов, но правитель Камелота - это вам не школьный друг или приятель со двора.
Мигом ощущая себя увереннее, мужчина расправил плечи и остаток пути гнал лошадь во весь опор. В какой-то момент он даже успел порадоваться собранной компании, они хоть немного отвлекали его от печальных дум и не давали творить глупостей. А еще было с кем поспорить и кого позадирать, это Артур любил особенно сильно.

Солнце почти скрылось за горизонтом. Последние багряные лучи окрасили все вокруг в кровавый цвет. Лошади настороженно шевелили ушами и инстинктивно жались друг к другу, стараясь идти кучнее.
Артур вздохнул. Еще немного, и они перестанут разбирать дорогу. Привстав в стременах, прищурился, всматриваясь в округу, стараясь отыскать место для ночлега. На открытом месте им оставаться нельзя, это небезопасно, пускай даже пока они не покинули территорий Камелота; впрочем, эти земли были достаточно отдалены от центра, чтобы уже считать их опасными.
- Разобьем лагерь, - вынужденно приказал король. Как бы ему не хотелось, а он не мог вести свой маленький отряд на вражескую территорию вслепую и в полнейшем неведении под покровом ночи.
Поцокал языком, останавливая лошадь, и пустился в приказы:
- Ланселот, найди тот грот, проверь на безопасность. Мирддин, с тебя костер и ужин, мы взяли немного провизии - обойдемся ею, охотиться не станем. - Взгляд на девушку, кажущуюся бесполезной, и Артур лишь отмахивается. Что ему приказать незнакомке? Пускай не мешается под ногами, и этого хватит.
Спешиваясь, подхватил свою лошадь под уздцы. Он был королем, но слуг они с собой не брали, а в походных условиях все должны работать, чтобы не случилось беды. Поэтому кто-то должен был заняться лошадьми, и Артур решил, что это будет он. Давая время Мирддину стащить тюки с провизией,  собрал лошадей и двинулся к журчащему неподалеку ручью; ему нужно было время, чтобы обдумать дальнейший план, поэтому немного времени в одиночестве не повредит.

+3

15

Ланселоту было впору волноваться о юной леди, что неожиданно присоединилась к их походу, но быть честным, как бы неблагородно это не прозвучало, но все его мысли были о Джиневре. Здесь и сейчас это белокурое создание находится под защитой, два лучших рыцаря Камелота смогут обезопасить и ее, и Мирддина, если потребуется. Но кто сейчас защитит Джиневру? Кто будет с ней рядом? Кто скажет, что все будет хорошо? Кто вытащит ее из вражеских рук? Она была там совершенно одна, наверняка напуганная и растерянная, в ожидании спасения своим королем. Ланселот никогда не обманывал себя, он знал, кого действительно ждала будущая королева. Но разве это меняло дело? Пусть ее свадьба разобьет ему сердце, но жизнь возлюбленной была в сто крат дороже. И если понадобится, он, не задумываясь, отдаст за королевскую чету жизнь. И разве когда собственные опасения и тревоги так забивают голову, возможно ли волноваться о ком-то еще? Незнакомка - забота Мирддина, Ланселоту лишь нужно за ней присмотреть, не утаила ли она скверных причин, чтобы следовать за ними? Впрочем... Их юный друг обладал настоящим талантом находить хороших людей и делать их своими близкими друзьями. Может, настала пора и для первой влюбленности?
Вскидывая руку, рыцарь устало потер лицо. Мысли метались в голове, не давая толком сфокусироваться. Он ехал скорее на рефлексах, уже выучив территории Камелота и близлежащие земли. Да и потом, Артур молчал, тоже погруженный в свои мысли, а участвовать в перешептывании парочки не были ни сил, ни желания. Пока у него было время побыть наедине с самим собой, Ланселот не собирался упускать подобного шанса. Кто знает, возможно, после привала их ждут уже первые испытания...
Лишь краем уха слушая, как Артур деловито дает понятия о иерархии, рыцарь все же невольно усмехается уголком губ. Их король славится тем, что ест за одним столом с собственными воинами, ведет дружбу с неблагородным мальчишкой, иногда выпивает с друзьями в захудалом баре и лично проводит тренировки с каждым рыцарем Круглого стола. Они все считали его другом, напарником, товарищем, боевым братом. Но никогда не забывали, что он Король. Так что это все определенно предназначалось лишь для очаровательной леди, которая должна была четко понимать, на каких правах здесь находится. Впрочем, особых неприятностей она пока не приносила, скакала с ними наравне, так что можно было даже подмигнуть Мирддину, молчаливо говоря - молодца, отличную девушку отыскал. Им вообще порой не нужны были слова, они знали друг друга лучше, чем может знать даже семья.
Время летело слишком быстро, Ланселот был готов проскакать еще десятки миль, но это было чертовски опасно для такой уже не маленькой компании. Поэтому он послушно кивнул своему Королю, спешившись с лошади и для начала помогая Мирддину снять мешки - юноша не отличался бравым телосложением, так что у рыцарей просто уже в привычку вошло помогать ему с особо тяжелыми вещами.
- Ты смотри, я ненадолго, - Ланселот усмехнулся и похлопал Мирддина по плечу. Обычно он не кидался подобными шутками, но общение с Гавейном кого угодно научит подобному. Особенно если только вчера вы отгуливали свой выходной... Качнув головой, рыцарь кинул быстрый взгляд на девушку. Маленькая, хрупкая... безобидная. Ничего страшного, если он оставит ее здесь. Поможет с готовкой Мирддину.
- Скоро вернусь, - Ланселот поспешил исполнить приказ Артура, скрываясь за небольшим склоном, уложив ладонь на эфес меча. Никогда не знаешь, в какой момент он может понадобиться, стоило быть готовым ко всему. Впрочем, все оказалось совершенно чистым. Ни врагов, ни хотя бы следов, что здесь кто-то проходил до них. И правда, отличное место для ночлега, скроет их от посторонних глаз. Можно было возвращаться и сообщить королю о том, что ночь должна быть спокойной и тихой. Насколько это возможно для того, чье сердце полностью охвачено волнением.

+2

16

На "балду" Мирддин не обратил внимание: во первых это явно было в шутку, а во вторых, он как в принципе не обращал внимание на подобные комплименты - по жизни, его награждали и более крепкими словцами. В тот момент, когда он с легкостью вскочил в седло, краем глаза ему показалось, как что-то блеснуло у нее в ауре... Едва успев удивится, он повторно обернулся, но все уже было как прежде. Так ли уж юна ведунья, как хочет показать? Да нет, быть того не может. Парень тряхнул головой, посчитав это побочным эффектом после колдовства с семенами.
До вечера никаких приключений так и не случилось, поэтому Мирддин втайне обрадовался столь долгожданному приказу Артура на остановку на ночлег - день выдался удивительно скучным.
С грузом на своей лошади он справился быстро, но первый тюк с чужой едва на завалил его на спину. Благодарно улыбнувшись Ланселоту, который помог разгрузить коней, паренек утер тыльной стороной ладони лоб, и принялся копаться в мешках. У него было своё собственное мнение насчет траты личной провизии, как то: пока они были на своей территории, лучше было бы поохотится. В своих лесах это менее опасно, учитывая красиво догорающий закат, то есть считай в потемках; плюс, его не оставляло предчувствие, что погоня за похитителями уведет их в горы, а в скалах охоты почти никакой никогда не было. Разве что надеяться на глупого горного козла, но те слишком ловко прыгали по отвесным скалам, а мало лишь подстрелить добычу, ее нужно было еще выковырять из расселины.
Что ж, слово Короля - закон, а Мирддину не хотелось лишний раз привлекать внимание, хотя бы пока. Если его догадки хоть в половину верны, случаев для этого будет предостаточно.
Итак, на ужин предстояла гречневая крупа (самая питательная) на сале, краюха хлеба, разделенная на четверых и немного сыра (основная часть на потом). Разложив все это вокруг импровизированного кострища, чародей быстренько натаскал веток и зажег огонь, на этот раз без помощи всякой магии, а с помощью прозорливо взятого с собой огнива. Кивнув девушке, он взял в руки котелок, и утащил за собой в лес.
- Значит, ведунья с охранной магией? - он отодвигал ветви, постоянно оглядываясь за плечо, что бы держать свет огня в поле зрения. - Это хорошо. - Вообще отлично, если признать. - Сам я больше по боевой.
Хотя в лесу темнеет быстрее, Мирддину все же удалось найти кустик с мятой перечной и поручить ее сбор в захваченный котелок девушке. Сам же, в это время, начал наламывать сухих веток.
- Не давай больше повода Артуру заподозрить себя в чем-то. Особенно в нашем с тобой профиле, так сказать. Он ничего, слышишь? - парень даже нагнулся ближе к ведунье, - Ничего не должен заподозрить. В конце концов, как наш Король скажет, так и сделаем, но открываться не имеем права.
Кивнув, скорее своим мыслям, он вздохнул и протянул ей руку, что бы вывести обратно к костру сквозь кусты (и не сломав по дороге шею). Ему казалось сложным объяснить всю шаткость их положения - она не жила пол жизни при дворе, где скрываться надо было сильнее, чем где-либо вообще.
- Сможешь в тихую поставить какую-нибудь защиту на ночь? Ну или хотя бы предупредительные знаки?
Костер радостно поглотил предложенную добавку, и вода не замедлила вскипеть, а там и до каши недолго оставалось ждать. К тому времени, когда она сготовилась, вернулся Артур с лошадьми. Мирддин, улыбаясь, ловко разложил ее по деревянным тарелками: такие и легче железных, и на растопку могли пойти, а оттого удобней в походе.
- Эй, налетай! Ланс, какие новости? - он дунул на ложку с горячей крупой, зажмурившись. Хорошо, что он не забыл ее подсолить из заветного мешочка с солью. Артур все же молодец, хорошие запасы взял: в мешках еще таились сухофрукты, вяленое мясо, и целая куча сухарей с сухофруктами, не говоря о кашах и сыре. В общем, толковую кухню собрали. - Чур я первый дежурю!

Отредактировано Iceman (2014-06-23 01:30:24)

+4

17

Дис послушно склонила голову и без возражений последовала за своим Королем. Кто она такая, чтобы противиться его воле? И кто она такая, чтобы позволять себе давать советы? Молчание - всегда золото. Если потребуется, к ней обратятся. Или же ситуация будет совершенно необходимой. А до тех пор ей стоило присмотреть за самой собой, стоило вести себя тише и незаметнее. Выйдет совсем нехорошо, если Артур вдруг решит, что с женщиной им все же не по пути. Ох, уж эти опасности впереди, возможные враги, засады и сражения. Благородные рыцари просто не могут рисковать молодой леди! Этого никак нельзя было допустить. Ни в коем случае.
Остаток пути Дис провела в полном молчании, ничуть не отставая от остальных всадников. Она прекрасно держалась в седле, будто специально обученная к конным прогулкам. Ей много приходилось путешествовать, чтобы собрать нужные знания, чтобы найти прятавшихся волшебников и друидов. Вот только никому из здесь присутствующих совершенно не нужно было этого знать. Даже Мирддину, который сам должен будет проделать такой же путь, чтобы стать тем самым Великим, о котором слагают легенды. Она же не может вмешиваться в естественный ход вещей. Пока не может.
Солнце уже клонилось к закату, первые сумерки окутывали лес, и Король все же решил остановиться, давая отдых путникам и лошадям. Они бы не заблудились и глубокой ночью, Мирддин и Дис указали бы верный путь, но привлекать ненужное внимание даже просто опасно. Девушка бросает быстрый взгляд на юношу и легко спешивается с лошади, не прося помощи и не дожидаясь, пока мужчины проявят этикет. Нет, нет, она покажет, что не нуждается в том, чтобы за ней приглядывать и волноваться, задерживаться в пути или проявлять особое внимание, она вполне справится со всем сама. Определенно справится.
Передавая поводья Королю, Дис уважительно склонилась в поклоне, поднимая взгляд лишь тогда, когда лишние уши покинули поляну, оставляя их с Мирддином наедине. Им было о чем побеседовать. Им всю дорогу будет что обсудить, она знает, она это уже видела.
И все же она покидает волшебника на несколько минут под вполне благовидным предлогом - она девушка, и ей тоже необходимо иногда уединиться, дабы привести себя в порядок. Дис исчезает в ближайших кустах и уже спустя мгновение оказывается неподалеку от водопоя. Она стоит у дерева, внимательно наблюдая за молодым Королем, будто что-то пытаясь в нем разглядеть. Не окликает его и будто даже прячется в тени, но когда он замечает ее, она не спешит убежать, не показывает, что все это случайность. Только смотрит прямо в его глаза, улыбается едва заметно и медленно отступает в тень, чтобы вскоре вновь вернуться к Мирддину, извиняюще кивая. Негоже девушке извиняться за подобное, но они же в походе, и она должна помогать как и все, а не отвлекаться, когда заблагорассудится.
- Жизнь вблизи друидов научила в первую очередь защищаться, прятаться и лечить. Сами мы, скрывающиеся, не ввязываемся в бой, - Дис говорит тихо, наученная тому, что и у стен, и у деревьев есть уши. А еще чертовски длинный язык, чтобы донести, куда следует. - Все пригодится в этом походе. И то, что вся магия теперь на защите Короля - будет надеждным ему подспорьем в благом деле.
Дис не обвиняет Артура во всех смертных грехах, не желает ему зла и не спрашивает, почему волшебник вдруг так дружен с родом Пендрагонов, погубивших магию в их королевстве. Она смотрит глубже, дальше, куда другим не ведано, и что-то в покрытом туманом будущем позволяет ей оправдывать юного правителя и не вешать на него грехи отца.
Опускаясь на колени рядом с мятой, девушка быстро и ловко собирает траву, лишь краем глаза посматривая на Мирддина. О да, она прекрасно понимала его опасения. Все волшебники и друиды понимали это. Ему даже можно было не повторять, но она все же благодарна ему за то, что он волнуется. И не только о себе. Потому что благородный Эмрис просто не может думать только о своей шкуре.
- Я понимаю это, Мирддин, - она еще спотыкается на имени, но больше не оговаривается и не зовет его Эмрисом. Благодарно перенимая его ладонь, девушка поднимается и отправляется с ним обратно к костру. - И я никогда не ослушаюсь нашего Короля. И буду защищать его на благо всего королевства. Именно поэтому я здесь.
Путь их совсем короток, но Дис успевает покрошить какую-то траву в пальцах, оставляя за ними невидимый след. Опускает голову и проговаривает про себя защитные заклятия - глаза на миг вспыхивают золотом, но этого не видно даже Эмрису. А потому, когда он просит ее о защите, она улыбается, подмигивая молодому магу.
- Я уже это сделала. Не могу оставить нас на ночь без защиты высших сил, - для обычных людей ничего не изменилось, они даже не услышат и не поймут, а Мирддину сейчас не стоит подглядывать, если он не хочет выдать своего умения. Может быть, он ощутит слабый отголосок ее магии, но если нет - ему придется просто довериться ее умениям.
Дис усаживается рядом с костром и помогает Эмрису в нехитром ужине, а когда замечает возвращающегося Артура, тихо смеется и касается плеча юноши, будто волшебник рассказал что-то жутко смешное. Так будет лучше, так хотя бы будет легенда, почему упрямая барышня идет с ними. Ах, женское сердце и девичье безрассудство! Что может быть прекраснее и глупее одновременно?
Дис поднимается и разносит тарелку двум мужчинам - скромно улыбается Ланселоту, впервые не встречается взглядом с Королем, после возвращаясь поближе к Эмрису, старательно тоже возя ложкой в тарелке. Она совершенно не голодна, а потому уже вскоре откладывает ее в сторону, дожидаясь, пока мужчины закончат. Она знает заранее, что они отправятся в грот. Даже если не сейчас, то в ближайший час точно - надвигалась гроза, опасно сидеть под открытым небом в такую погоду в окружении высоких деревьев. А потому она молча начинает собирать кухонную утварь, выглядя показательно-хорошей хозяйкой.
- Я вскоре вернусь, - говорит тихим голосом, скользит взглядом ко Мирддину, Ланселоту и Королю. Никто не заметит секундной заминки на голубых глазах Артура, да и Дис уже спешит к ручью - раз ей не дали задания сразу, сейчас она исправит эту оплошность. Займется хотя бы мытьем посуды, иначе завтра не приготовить, не поесть. А позже она вернется к гроту, спрячется от непогоды вместе с доблестными рыцарями и волшебником. Они будут галантными мужчинами, они не потревожат ее чуткого сна и определенно позволят ей спать в отдалении. И пока Эмрис будет дежурить, она сможет вновь заглянуть вперед. Не изменилась ли судьба будущего похода с тех пор, как она вмешалась в его ход?..

Отредактировано Pepper Potts (2014-07-01 23:33:30)

+4

18

Приток был больше ручья, но и на полноценную реку не дотягивал. Ничего, воды как раз хватит, чтобы привести в порядок взмыленных коней. Загнать их в первый же день совершенно не хотелось,
Артур пристроился сбоку от своего скакуна, расчехлил жесткую щетку и, смочив водой, принялся методично водить по шерсти животного. Монотонная работа на занимала его голову абсолютно, поэтому мыслями он был далеко отсюда. Стоя по колено в воде, застрявший в сгущающихся сумерках на границе собственных территорий, молодой Король мог думать лишь о том, как спасет свою избранницу, как вырвет ее из лап недоброжелателей и вернет ее себе.
Артур непроизвольно улыбнулся, представляя себе радость Джиневры, а после отвлекся, напрягаясь всем телом. Он ощущал, как из темноты на него кто-то смотрит, чувствовал чужой взгляд, но не особо боялся. Потянулся рукой к эфесу меча, висящего на поясе, а после рассмотрел неподалеку ту девушку, что Мирддин притащил с собой. Она просто стояла - и смотрела, а после отступила, скрываясь в кустах. Заблудилась? Испугалась? Странная. Король пожал плечами и вернулся к чистке лошадей, ощущая какое-то смутное волнение в груди.

Где-то рядом уже потрескивает костер, вскоре начинает вкусно пахнуть ужином. Артур возится до последнего, пока голод не становится выше его сил. Подчиненный низменным желаниям, что диктует желудок, мужчина спешит назад и как раз вовремя, чтобы успеть к дележу пищи.
- Эй, налетай! Ланс, какие новости?
Эх, мальчишка. Поучить бы общаться с теми, кто выше статусом, но что с него взять. Артур ест много, но без особого аппетита. Слушает болтовню Мирддина, что звонким голосом разгоняет общий нервозный фон. Пытается вникнуть в доклад Ланселота, короткий и четкий - все по делу, ничего лишнего, как и всегда безупречно. Иногда косит на девушку, но молчит.
- Чур я первый дежурю!
- Я второй, - подает голос, не желая спорить. Чур, так чур. Первым дежурить проще всего, королю не хочется пока выматывать мальчишку бессонными ночами, поэтому пускай себе отдежурит малость, а после он его сменит. - Ланселот, сменишь меня на рассвете, - коротко заканчивает с приказами и скидывает плошку ближе к костру, криво усмехаясь: - Ну раз ты все равно не будешь спать, Мирддин, вымой посуду.
Впрочем, подколка не удалась. Дис уже играет в прилежную хозяйку, Артур хмурится, но молчит. Что-то в этой девушке его волнует, но он никак не может понять причину своих беспокойств.
- Я вскоре вернусь, - лопочет она, и все вдруг встает на свои места.
В конце концов, дело молодое, теперь король даже видит смысл в том, что Мирддин вызвался дежурить первым и самостоятельно. Ох, молодежь. Лишь бы не пропустили чего важного, пока будут играться у ручья, но он очень надеется на дружественность территорий.
- Идем, Ланс, - обреченно взмахивая ладонью, зовет своего рыцаря. - Старым мужам пора по койкам.
Конечно же, он не хочет никому испортить вечер и настроение, но все равно предупреждающе зыркает на парнишку перед уходом. Не увлекайтесь тут. И не отвлекайтесь на глупости от дежурства. И не забудьте разбудить второго дежурного, а то все так и проспят до утра.

Артур засыпает почти сразу, чуть касается острых неудобных камней грота, успев подстелить под себя походную накидку. И спит долго, крепко, без сновидений.
Ему казалось, что его будут мучить предчувствия, планы, тревоги и беспокойства, но вместо этого он спит без задних ног, просыпаясь лишь единожды, чтобы проверить, не погас ли костер. Яркая точечка огня горит где-то поодаль мерно и ровно, значит, все в порядке. Мужчина засыпает вновь и просыпается лишь под утро, разбуженный радостным ржанием коней.
Что за черт?!
Рывком вскакивая на ноги, король торопливо растирает глаза и скатывается из пещерки грота точно к месту вчерашнего ужина. Костер все еще теплится, но почти погашен. Лошади готовы к отъезду.
- Могли и разбудить, - недружелюбно бормочет Артур вместо приветствия. Он смущен тем, что проспал свою вахту. И раздосадован заботой товарищей, которая еще всем им может аукнуться. В походе все равны, нужно было разделить дежурство поровну! А теперь двое из четверых (может, даже трое?) не спали полночи, а им нужна сила Ланса и прозорливость Мирддина.
"Сами виноваты."
Покопошившись в дорожной сумке и найдя горсть сухарей, Артур закинул скудный завтрак в рот и первым влез в седло. Есть не хотелось, внутри горело жаждой движения.
- В дорогу! - зычно скомандовал и пришпорил коня. Раз у спутников хватило сил собраться, значит, не стоит медлить.

Маленький отряд двигался быстро, солнце не успело подняться к зениту, когда они подъехали к последней развилке. Дальше начинались дикие земли, где-то впереди высился горный перевал. Артур замедлил ход лошади.
- Мы покидаем территории Камелота, - обернувшись через плечо, решительно нахмурился. - Все, что ждет нас дальше, опасно для жизни. Подумайте дважды, прежде чем следовать за мной.
Он был уверен в Ланселоте, но Мирддин и Дис были еще совсем детьми на его взгляд и были непригодны в сражении. К тому же, этот поход мог стать для них путешествием в одну сторону, а жизни этих двоих только начинались, они могли избрать другой путь, чтобы прожить их.
- Ланселот? - Артур пытливо изучил лицо рыцаря взглядом, а после кивнул, принимая его решение. - Дис? Мирддин? - на уговоры не было времени, поэтому их "да" или "нет" ничего не решало. Или они следуют дальше все вместе, или их пути расходятся на этом самом месте. - Вперед, - вновь тронул поводья и первым пустился вскачь.
Впереди раскинулась огромная бескрайняя равнина, лес оставался за плечами. Здесь они являли из себя отличную мишень, стоило быть осторожнее, но сердце вело Артура вперед, звало его, трепетало и жаждало возмездия, преисполненное решимостью и отвагой, поэтому молодой король не медлил. А потому когда заметил впереди небольшой, но кучный пеший отряд, лишь выхватил из ножен меч. Бандиты свободных земель? Уже, так скоро? Не думал, что натолкнется на них почти в начале пути, но не медлил. Прорвутся.
- За Камелоооот! - с яростным криком первым вбурился в толпу плохо одетых, но зато вооруженных людей. Конь брыкался, расталкивая сбитых с толку бандитов копытами, Артур в азарте размахивал мечом, словно шашкой, но в основном никого не задевал, лишь распугивал, и вскоре немногочисленный отряд неприятеля, явно застигнутый врасплох, кинулся наутек.
- Не преследуем, - агрессивно блестя глазами, выдохнул король. - Посмотрите, что там полезного в мешках, и уходим.
Вскинул лицо вслед убегающим. Главное, чтобы не привели подмогу.. Впрочем, до перевала меньше полусуток пути, они успеют скрыться в переходах до того, как угроза обретет реальность.

Отредактировано Hawkeye (2014-09-01 09:34:10)

+3

19

Грот и правда оказался вполне пригодным для их ночлега. Даже больше, его удачное расположение почти лишало возможности потенциальных противников подойти незамеченными слишком близко - густые заросли репейника почти у самого входа заставят пошуметь даже самых бесшумных лазутчиков, а острые пики горного хребта с другой - так и вообще лишало обходного пути. Надо же, и от девчонки в дороге оказалась польза, а не только услада для глаз Мирддина. Ланселот даже невольно усмехнулся - это же надо было, даже поход ему не помеха, с собой зазнобу свою прихватил! Хотя, тут рыцарь даже не собирался спорить, хороша была дева, действительно хороша. И как же повезло, что Артур оставил Гавейна в замке, иначе уже беды было бы не избежать - их старый друг и товарищ не пропускает ни одной парчовой юбки. Особенно, когда к ней прилагалась симпатичная головка в обрамлении светлых волос. Все бы вылилось если не в стычку, то уж точно в отправке девушки обратно домой. А расстроенный и удрученный проводник вряд ли бы стал хорошим помощником. Так что, возможно, в этом походе и правда все правильно и верно. Даже случайные участники, которых они с Артуром не ждали.
Еще раз проверяя грот, Ланселот удовлетворенно кивнул и поспешил обратно к костру. Пар от наваристой каши уже клубился над котлом, и желудок настойчиво потребовал к себе внимания. Рыцарю казалось, что он не сможет ни есть, ни пить, пока они не найдут Джиневру, но... Подобное хорошо лишь для любовных романов, а в действительно тело продолжает жить своей жизнью, и все равно ему до душевных терзаний. Вздохнув себе под нос, Ланс несколько рассеянно улыбнулся Мирддину, перенимая у того плошку с ужином. Он никогда не замечал, что общение мальчишки с рыцарями явно переходила грань дозволенного, но это же был... Миррдин! Он всегда так общался, он был своим, такой же товарищ и верный друг, равный во всех отношениях.
- Грот чист. Подступы затруднены для групп людей, один бесшумно тоже не пройдет. Если что, прикроет от дождя или града, хорошее место, и костер просматривается, - четко доложившись, Ланселот принялся за еду, согласно кивая на распоряжение короля. Он мог и целую ночь отдежурить, сна не было ни в одном глазу, но передохнуть ему все же бы не помешало. Впереди долгая и опасная дорога, нельзя было так глупо рисковать, даже если сердце томится.
Поднимаясь с бревна, Ланселот безропотно отдал девушке свою плошку и проследил за ней внимательным взглядом, затем посмотрел на Миррдина и усмехнулся. Дежурить он будет, как же... Впрочем, дело молодое, кровь горячая, пусть детишки развлекаются, а им и правда пора на боковую.
- И не говори, - хмыкнул в ответ на слова Артура, проследовав за ним к гроту. Как ни странно, но король настолько утомился и вымотался, что почти сразу заснул. Рыцарь же, как ни старался, так и не смог заставить себя заснуть даже под едва слышный шепот Мирддина и его спутницы. Он не слышал их разговора, хотя порой невольно старался прислушиваться - старая военная привычка, всегда быть на чеку.
Время текло медленно, Ланселоту уже хотелось поскорее снова двинуться в путь, а потому уже через несколько часов он поднялся и направился к костру, он все равно уже не мог и дальше протирать бока об острые камни.
- Эй, отбой, идите отдыхать, - шепотом окликнул, касаясь плеча Мирддина. - Нам нужен твой острый взор завтра, так что отоспись.
Одними глазами показывая, что не потерпит возражений, Ланселот отправил парочку к гроту, сам опускаясь у костра, так и проведя всю ночь, просто не в силах избавиться от навязчивых мыслей о Джиневре. Ненужных, неправильных, томительных, но все же...
Когда первые лучи солнца уже начали появляться из-за горизонта, рыцарь поднялся и принялся готовить лошадей к отъезду. Он давал еще немного времени товарищам отдохнуть, хотя и понимал, что долго им понежиться не удастся. Впрочем, две ранние пташки совсем скоро помогали ему, не сговариваясь просто не тревожа Артура. Конечно же тот был не доволен, но Ланселот искренне считал, что так будет лучше. Их король всегда был впереди, всегда стремился перенять удар на себя, как не старались его оградить рыцари, а потому тому никак нельзя было выдвигаться в путь усталым. Никак.
- Вот и разбудили, - с улыбкой откликнулся недовольному тону, следом тоже седлая своего коня. Артур на самом деле не злился, просто не мог не высказаться, это рыцарь прекрасно понимал - тот сожалел, что пропустил вахту и не поучаствовал в общем деле. Ведь равенство превыше всего, верно?
Усмехнувшись, Ланс пришпорил коня, следуя за своим королем, не забывая следить за остальными членами их маленького отряда. В Мирддине он не сомневался, но вот юная дева... Он, стоило признать, все ждал того момента, когда она все же начнет капризничать, устанет и ощутимо замедлит их ход. Но нет, они быстро добрались до границ Камелота, а от Дис так и не поступило ни одной жалобы. Впрочем, это ведь только начало пути.
Ловя взгляд своего короля и внимательно прислушиваясь к его словам, Ланселот просто молчаливо кивнул. От него не требовалось слов и яростного убеждения, что он не покинет своего правителя. Он поклялся в верности, он всегда был за его правым плечом, он никогда его не оставит. Тем более, в подобном деле. Это Артур знал, а потому не требовал от верного друга новых слов о преданности и одном пути на всех. Он принял его молчаливое согласие и вновь пришпорил коня, подгоняя своих спутников вперед. Быстрее, быстрее, ведь где-то там их всех ждет будущая королева...
Ланселот заметил бандитский отряд одновременно с Артуром и так же мгновенно выхватил свой меч. С такими людьми им не о чем было беседовать, да и позволять тем напасть первыми было бы глупо. А они попытаются, как пить дать, попытаются. Всего трое мужчин, да одна беззащитная дама - прекрасный утренний улов! Вот только, им не предоставят и шанса.
- Оставайтесь тут! - крикнул через плечо Мирддину и Дис, рванувшись следом за своим королем, распугивая отряд противников. Они не собирались их убивать, но пару раз рыцарь для отрастки все же приложил особо ретивым по голове сапогом, пока они сами не решились на побег. Что же, тем лучше для них, если бы сопротивлялись, точно бы тут и полегли. У них сейчас не было времени церемониться и уж тем более рисковать их походом, так что все сложилось как нельзя лучше.
Провожая взглядом несостоявшихся грабителей, Ланселот убрал меч обратно в ножны и оглядел спутников.
- Вы в порядке? - обращаясь к другу и его юной спутнице, рыцарь кивнул своему королю - преследовать сейчас не было никакого резона. Только время потеряют, а им стоило уже нагнать упущенные здесь минуты. - Тогда дальше в путь.
Улыбнувшись Мирддину, чтобы особо не переживал о незначительной перепалке, Ланселот тронулся вперед. Если они продержат этот темп и дальше, совсем скоро они нагонят тех, кто посмел посягнуть на святое. И тогда не избежать им мечей Артура и Ланселота. За Джиневру они оба готовы сложить головы. Но в этот раз - чужие.

Отредактировано Hulk (2014-07-09 14:15:02)

+3

20

Получив негласное разрешение дежурить первым, Мирддин недоверчиво хмыкнул на заявление о «старых мужах». На его, возможно чутка предвзятый взгляд, им обоим до старости еще ой как далеко было. Ха, да видели бы они мастера Беллинуса – вот уж кто не мог похвастаться молодостью! Старый сморчок фразу «древняя развалина» воспринил бы как комплимент, если бы не был тугим на оба уха, да и вообще, интересовался чем-либо, кроме медитаций. Ходили слухи, что его дух так силен, что тело живет уже более двух ста лет. А вспомнить мастера Кадеирна? Его сероватая от пыли борода волочилась бы свадебным шлейфом, не связывай он ее в объемный пук на уровне груди. Несколько озадаченно посмотрев на удаляющихся мужчин, Мирддин в конце концов пожал плечами, и списал это на некую рыцарскую шутку, до которой еще не дорос.
Вернулась Дис.
- Ты как, все в порядке? Ложись спать, поди устала с дороги. – он вскочил при виде девушки, поспешно забирая посуду из ее рук. Мимоходом он отметил чистоту и тонкость ее пальчиков. Непохоже, что она привыкла полоть грядки. Совсем как у…. Но он быстро выкинул эти мысли из головы.
- Здорово ты сделала. - прошептал он, придвинувшись поближе к девушке. - Я даже не заметил как!
Ночной лес принес прохладу и спокойствие. Костер весело трещал, протягивая хитрые язычки-ручки, предлагая поиграть, и молодой волшебник не отказал ему, подбросив несколько веток. Как бы ему не хотелось, но удаляться в кусты, дабы разузнать, какую именно поставила защиту Дис, он не мог. Как бы его не раздирало любопытство - он чувствовал себя лисицей вьющейся у курятника, а такое сравнение ему самому не нравилось. Он же не какой-то там вражеский шпион!
- Завтра мы должны будем войти в предгорье. Я слышал, там по прежнему водятся чудовища старых времен. - одновременно с сомнением и восхищением протянул маг. Несмотря на откровенную опасность, любопытство перебить было не легко.
Через несколько часов пришел Ланселот. Как рыцарям удавалось угадывать нужно время для подъема, Мирддин понять не мог, сколько не старался, и в тайне ото всех, считал это каким-то запредельным навыком. Нет, сам он был легким на подъем, но приучился реагировать на петухов, или на худой конец птиц. Сдав пост, он быстро, не делая лишних движений завернулся в походное одеяло и благополучно засопел.
Ему снилась та девушка. У нее были светлые волосы, отливающие золотом на солнце, а когда она смеялась, то сама становилась маленьким солнышком с ореховыми глазами. На ней было серое платье с блекло-зеленой накидкой, и она танцевала, притоптывая ножкой в легкой летней туфельке. Прекрасная Лоссет, дочь зажиточного купца, ее не обошла стороной непростая стезя лесной ведуньи. Ее тонкие пальчики касались его век, когда он целовал ее алые губы...
Утро не обозначилось ничем примечательным, кроме разве что ворчанием Артура (оказалось, Ланселот благополучно просидел дежурство за двоих). Совсем недавно сошедшая жара оставила свой пламенный след на земле: палящие лучи выжгли траву, горячий ветер метал сухие клочки земли, а песок скрипел на зубах. В эту погоду хотелось обернуться рыбой и залечь на дно, в мягкий прохладный ил, и лежать там все светлое время суток. Но пока Мирддин не умел на столь длительный срок обращаться в животных, поэтому все что оставалось, это утирать рукавом стекающий пот со лба. Повстречавшиеся по пути разбойники не вызвали особых затруднений, хотя паренек и придержал коня, на всякий случай вытащив меч из ножен. После короткой схватки, разогнавшей противников, Мирддин ловко провел ревизию брошенных вещмешков, с восторгом обнаруживший картошку. Будет чем в горах закусить!
До вечера они галопировали можно сказать даже мирно. Свернули с основного тракта, так же быстро выбрали место ночевки. В последствии Мирддин не смог бы сказать, с чего все началось. Наверно, потому что лошади заволновались, кроме разве что его коня - тот, привычный ко многочисленным вылазкам, уже почти спокойно относился к разного рода существам.
Не успев даже вскрикнуть, чародей кубарем откатился с места, куда лязгнув челюстями прыгнул цербер.
Цербер, это такая махина, около полутора метров в холке, с настолько жесткой и короткой шерстью, что кажется лысой, широкой пастью с огромными зубами (клыки некоторых и вовсе длинной и толщиной в палец). Ярко выраженных ушей не было, но по произведению впечатления их с успехом заменяли рога, которыми те не стеснялись пользоваться. Обычно эти звери собирались в стаи от двух до десяти особей (впрочем, самая крупная насчитывала целых двенадцать!). Охотились они, загоняя крупных травоядных животных, окружая с боков, и толкая в бок, стремясь проткнуть рогом и завалить добычу. После этого, ей уже не давали подняться, так как решающим фактором был их вес - как у тяжеловоза. Будучи не самыми быстрыми животными, они брали выносливостью и упорством.

Церберы

Вы их знаете) http://sd.uploads.ru/t/JsfM3.png
http://sd.uploads.ru/t/GykEw.jpg

Пожалуй, это Миррдина и спасло. Меч, снятый с пояса, лежал рядом, но до него надо было еще дотянутся. Всполошились кони, даже боевые боятся хищников, а эти вовсе в количестве четырех штук. Его конь, уже наученный горьким опытом, от души долбанул нависшего зверя над колдуном копытом по лбу, после чего, почувствовав свой долг в полной мере исполненным, вознамерился дать стрекоча.
- Держи коней! – заорал Миррдин Дис, очень вовремя выдернув меч чуть ли не из под зверюги и отмахиваясь мечом от загребущей лапы уже очухавшегося монстра. Пришлось срочно открывать в себе талант акробата, прыгая, изгибаясь, кувыркаясь и бегая меж деревьев, попеременно размахивая железякой. Тут стоит уточнить, что куском доброй полутороаршинной стали Миррдин конечно владел, являясь крепким середнячком для рыцаря. То есть в ратном деле еще махать и махать, ежели было бы упорства и способностей побольше. То есть шансы уцелеть несмотря на молодость и сноровку стремительно таяли каждую секунду. Оставался единственный выход - применить магию. Но не молнией же его жарить?!
Цербер почти добрался до парня, задев-таки лапой и сшибив на землю, но здесь Миррдин наконец смог выдохнуть заклинание (все равно за шумом драки его было не слышно), вызывающее рассеянность и пелену перед глазами врага. Тварь замешкалась и отпрянула, тряся головой, но этого оказалось достаточно, что бы навалившись всем телом, чародей смог вогнуть свой меч ей в загривок. Взвыв, она взбрыкнула, стряхнув с себя паренька как мешок с мукой, после чего соизволила издохнуть.
Лагерь был разрушен, что в прочем неудивительно. От костерка разметанные по поляне угольки, котелок и вовсе был раздавлен, а их ужин - размазан по округе.
- Артур! Артур, ты в порядке?! - он отыскивал всех глазами, что бы убедится, что все живы. - Ланселот, Дис?!

+3


Вы здесь » Последний герой » Гвозди сезона » Последний Герой. Выпуск #35: Времена легенд